Соц сети

03.11.2011

Not for slowmatch



  • Игра. Пуст - Путешествие в смерть. Глава 001.

  • Заседание ломоносовского Муниципального Совета 9 июля 2011

  •  Все совершенно в своем несовершенстве и наоборот – как если хватить осеннего воздуха непривычными летними легкими по полной и растянуть внутри себя душу. И прочуять пронзающую насквозь внутренности кривым ножом безысходность как самую совершенную красоту, которой как кровью наливается тело мира. Бродячей, бродящей и бредящей, подвешено-тяжелой и невыносимо легкой. Память сердца и память души – разнопоследственны. Память памяти как какого-то механизма в мозге – это совсем неинтересно. А вот когда помнишь сердцем – то накапливаешь в себе различные предметы вроде людей или тех кого ими считал, и чем больше - тем теснее становится в кровеносной системе мира, и вот уже там как в метро в час пик – все толпятся, суетятся, тетеньки в будках покрикивают, уже и какой-то эскалатор встал, и в поезд ломится толпа, и уже кто-то кому-то что-то отдавил, и кто-то под поезд уже сиганул, и в переполненном вагоне кто-то кого-то втихую лапает. Это образуются тромбы, и пора применять антикоагулянты, и эритроциты уже не бегут веселым стадом, а отваливаются по одному, ориентируясь уже больше не на сокращения главной мышцы, а на силу всемирного тяготения. И кровь уже не течет, как надо бы, а сочится уже потихоньку, и чем дальше – тем все медленнее и медленнее. И кажется – напусти еще народу в свое сердце - и мир вообще встанет. Память сердца – она разделяет и потрошит этот мир, а ты, как глупый ребенок, пытаешься разобраться с этим бесконечным пазлом и наконец сложить все воедино, дабы заработало все как часы, суешь лихорадочно детальки одну к другой, а другую к третьей, и не замечаешь, что количество деталей увеличивается с каждым оборотом крови, с каждым стуком сверху, и собрать этот пазл уже никогда не удастся. И жизнь в отдельно взятой части пазла, детальки которой еще не успели потерять друг друга и размножиться, представляется невыносимой – ибо как же жить в собранной части, когда не дает покоя несобранная часть и ощущение неизбывной необходимости упорядочить ее во что бы то ни стало. 
    Память души – она, напротив, соединяет. Если ты любил кого-нибудь, то в эту любовь как в сосуд втечет в подходящий момент твоя новая тревожная зависимость. Если ты когда-нибудь жил на крыше, то подойдя однажды к пропасти, ты это учуешь. Все станет едино и бесконечно, и кровь в кровеносной системе мира побежит как под адреналином, и будет доставлена повсюду, и везде будет пульсировать эта единая память. И метро в час пик становится большим добрым животным, гармоничным в своем внутреннем человекообороте, и пазл срастается всеми своими швами, которых уже и не видно в этой абсолютнопрекрасной многомерной картинке. Мир заскрипит привычно шестеренками, и дальше пойдут они уже вертеться плавно и легко, и колеса его заскользят по теплым рельсам повсюду. Для того, чтобы мир не проезжал мимо, достаточно всего лишь отловить это ощущение и дышать им сквозь резкий осенний воздух.
    Сегодня, накануне светлого праздника завтрашнего, откушала я холостяцко-студенческих пельменей в пол-одиннадцатого вечера и готова слушать ветер.  




  • Игра. Пуст - Путешествие в смерть. Глава 001.

  • Заседание ломоносовского Муниципального Совета 9 июля 2011