03.11.2011

Некролог



  • Вот это я понимаю - выходные

  • Триллер)))))

  • У господина Носика я услышал занимательную вещь: "Блоги - это мусорники мыслей". Собсно, раз мусорник, значит можна сюда выкидывать все. Даже наметки на некролог.

    Некролог
    Посвящается лучшему из людей, нашему братишке Юрику, светлая память о котором навсегда останется в наших сердцах...

    Глава 1.
    Иногда так бывает...
    "Миром правит случай"
    А. Хроль.

    "За каждым человеком судьба ходит".
    Юрий Шиян

    8 ноября 2005, Понедельник. На дисплее телефона: "80162…вызывает"
    - Алло, Костя, а где Юра?
    - Не знаю, Андрей. Он же к теще в Витебскую область собирался…
    - Ладно, давай…

    Гудков не слышно: мобильник их издавать не умеет. Спустя три минуты:
    - Костя, привет. Что там с Юриком случилось?
    - В смысле случилось? Не знаю…а что такое?
    - Ладно, давай…

    Перезваниваю. Игорь, сосед брата по дому и друг, сначала просто игнорирует, потом несколько раз сбрасывает. Проходит минут десять, вижу "Игорь вызывает…"

    - Короче, Костик, точно не знаю, но прошла очень хреновая информация…
    - Какая информация?
    - Юрик со Светкой в аварии побывали…
    - В аварии? А где, в какой больнице?
    - Говорят, насмерть.
    - ???
    - Когда что-то конкретнее узнаю, перезвоню…

    Бегу к городскому телефону.
    - Алло, мама, позвони Вере Владимировне, спроси, когда они выехали.
    - А что случилось?!!!!
    - Ничего, мам. Позвони и спроси…я потом перезвоню

    Спустя две минуты звонит телефон.
    - Костя, что-то случилось? Они выехали еще вчера в четыре дня!!!
    - Мама, звонил Игорь, точно ничего не известно, но ходят слухи, что они разбились. Насмерть.
    - ААА…НАСМЕРТЬ!!!
    Я срываюсь, в сердцах бросаю трубку.
    Звонит Игорь.
    - Все Костя, они cгорели.
    - Это что, точно?..
    - Ллладно…давай…

    Я сажусь на диван. На противоположном – Язвинский Дима, мой друг, с которым снимаю квартиру.
    - Все, Дима. Насмерть.
    На глазах у обоих выступают слезы.
    - Пошли, покурим…
    Руки дрожат, каждая новая затяжка лишь усиливает боль. Когда размер пачки уменьшился на шесть сигарет, мы выходим с балкона.

    - Блин, как мне матери про это сказать?
    - Ничего не говори. Сама все узнает…

    Звоню Волошину Е. и Стасюк В. Те в шоке, ничего вразумительного ответить не могут.
    Набираю Герасименко Диму, лучшего Юрикового друга, говорю о случившемся. Он не верит, пять раз переспрашивает. Потом говорит, что обязательно отпросится, и мы едем в Брест.

    Звонит городской. Мать в истерике:
    - Сынок!...
    - Я знаю, мам…
    - Знаешь, да? Приезжай, сынок!!!
    - Да, мам. С Димой скоро выезжаем.
    - Береги себя, звездочка моя!!!
    - Обязательно…

    Звонит Дима:
    - Да, Костя, отпросился у начальства, сейчас соберусь и заезжаю за тобой.

    Раздаются звонки с предложением помощи. Блин, чем можно помочь человеку, потерявшему самую близкую душу в этом мире?!!

    - Костик, у вас же в деревне денег положить на телефон негде. Я сегодня тебе докину? – пытается хоть чем-то помочь Язвинский.
    - Не, не надо. У меня там семь тысяч еще есть…лучше чай мне сделай...
    Чай без сахара. Горячий. Только в руки взял - звонок.
    - Костя, выходи, я уже под твоим подъездом

    Выхожу.
    - Костя, когда вернешься? – спрашивает Язвинский
    - Не знаю…
    Взял только кошелек, паспорт (непонятно зачем), телефон (наверно, единственное, что стоило взять)…

    С Димой не здороваемся. Молчание такое, пустота. Сначала надо заскочить в банк – обменять деньги – а потом в дорогу. Пока он решал этот вопрос, в голову пришло вот что.
    Мне всегда казалось, что цифра 6 несет для меня негатив, в то время как 9 почти всегда сулило успех. Вдобавок ко всему я не люблю ноябрь. В ноябре я сломал ногу и полгода провалялся в больничных кроватях. В ноябре мне всегда не везло.
    Брат погиб 6 ноября…
    И вот верить после этого в суеверия или нет? Хотя до этого я всегда считал, что миром правит случай, а все совпадения – случайны. Я ошибался? Практически в каждой религии цифры играют особое значение. У христиан 666 – сатанинское число, у буддистов – 8 ступеней на пути к Нирване, в Японии нет 13-ых этажей (после 12-го сразу пишут 14-ый). Белорусский писатель Василь Быков не любил единицы. Получив в больнице медицинскую карту с номером 111, он сразу сказал жене, что ничего хорошего у него больше не будет. Не было – определили рак легких…
    Выезжаем за Минск. Звонит Андрей.
    - Короче, Костя, рассказываю, как было. Туман страшный был – метр-два видимости. Юрик ехал за колонной фур. И первый в колонне по рации передал, что впереди какая-то авария была, бампера валяются. Они начали тормозить, Юрик дался в фуру, а сзади автобус большой "Неоплан" ехал, он в Юрика, газовый баллон сразу же взорвался и…все.
    - и что, они точно сгорели?
    - Кость, ну мне не хочется так думать…но скорее всего да…
    В Диминой машине холодно: он нарочно включил холодный воздух – так проще ехать. Звоню в Ельск на мобильный Дяде Валере. Он подымает:
    - Знаем, Костик, знаем.
    На заднем фоне слышны крики – коллективная истерика.

    Потом было много звонков. Маминой подруге тете Гале (которая обиделась, что позвонил ей так поздно – хотела уехать вместе со мной)
    Андрей в то время был в Кобрине
    - Там, короче, в морг пускают. Но я не ходил – забоялся.
    - А куда мне ехать: в деревню, в Кобрин? Не знаешь, где родители?
    - Паренек, работающий в морге, сказал, что батька приходил, посмотрел, а потом куда-то ушел.
    - Андрей, съезди туда еще раз, а то куда ушел, непонятно. Мало ли что. Я волнуюсь за него сильно.
    - Хорошо, обязательно.
    Они с бывшими братовыми коллегами простояли там около получаса, а потом домой поехали.
    - Езжай, Костя, в деревню. Тут по любому больше никого не будет. Только тихо, не торопитесь. Мы сейчас сами 60 едем – боимся. И держи меня в курсе, хорошо?
    - ОК…

    На 69-м километре от Бреста на разделительной полосе двух направлений участок выпаленной травы. В сердце защемило…
    Подъехали ко двору, открываю ворота. В доме везде включен свет, много односельчан. Смотрю как мать, увидев через окно огни фонарей, выбегает на улицу. На глазах наворачиваются слезы…
    За родителей страшно – под 50 обоим, не дай Бог еще что со здоровьем случится…
    Так хочется, чтобы никто больше не приходил. Всякий раз, когда на пороге появляются новые люди, которые пришли разделить нашу боль, у матери с отцом начинаются новые приступы истерики. Видеть это тяжело. Хочется провалиться куда-нибудь глубоко, уйти в никуда, раствориться. В такие минуты внутри как будто все обламывается. Ощущение, как будто тонешь, и уже нет и не будет той сильной руки, которая помогала удерживать голову над водой. В такие минуты понимаешь, что когда погибает самый близкий человек на земле, жизнь теряет всякий смысл.

    - Алло, Андрей, я уже дома.
    - Как там мать?
    - А как может быть мать, у которой отобрали второго ребенка?
    - … Присматривай за ней. Как думаешь, мне стоит приехать?
    - Не стоит, наверное. Тут тяжело все очень.
    - Если что надо, то ты звони сразу же.
    - Хорошо, спасибо.

    Ходишь по улице, не находишь себе места. А от родителей только и слышно:
    - Сынок, оденься!
    Теперь понимаешь, что у них больше никого кроме не осталось. И они будут всегда переживать за меня так, раньше переживали за обоих. И понимаешь, что подвести их у тебя нет никакого морального права.
    - Это я грешница – срывается мать – я нагрешила и Бог отобрал у меня сына и дочку. Они же еще совсем молоды были, они просто не успели!!!
    Обвинять себя во всем в таких ситуациях – как же это свойственно людям!
    Время идет очень медленно. Мы с Димой держимся вместе, несмотря на то, что говорить тяжело и не хочется. Предлагают поесть. Отказываться – глупо. Потом предлагают поспать. Ложимся в постель.
    - Знаешь, - говорит Дима – у меня как-то сослуживец спрашивает: "А у тебя есть человек, которого ты можешь назвать настоящим другом, такой, чтобы звонил просто так, такой на которого всегда можно положиться?" – Есть. Один – отвечаю. Теперь вот и его нету…

    Спать не получается. "Юрик, братишка, неужели я тебя больше никогда не увижу? Неужели ты больше никогда не позвонишь мне, никогда не пожмешь мне руку и никогда не скажешь: "Малый, ну ты и лох!"?". Прошу его, чтобы он мне приснился и рассказал, как жить дальше. Не приснился.
    Проснулся среди ночи от криков:
    - Светка, Светочка!!!
    Приехали сват со сватьей. Материнские и отцовские слезы начинают лить заново.
    Вы когда-нибудь слышали, как рыдает мать, потерявшая сына или дочь? Я слышал. И могу с уверенностью сказать, что ничего сильнее этого нет и быть не может.
    "Думают люди в Ленинграде и Риме, что смерть – это то, что бывает с другими, но жизнь так и будет крутить и крутить колесо…"
    А.Васильев. "Новые люди"

























































































  • Вот это я понимаю - выходные

  • Триллер)))))