• Названы претенденты на премию Телетриумф

  • Программа кинофестиваля “Профессия: журналист”

  • «Зрители говорят, что трудно смотреть только первые пять минут ― накатывают слёзы… А потом уже не думают о том, как человек передвигается. Кто стоит, кто сидит – не видно: уже захватывает танец.» Эти слова Елены Петровны Лозко я вспоминаю чаще всего ― они очень точные. Ну, слезы не слезы, а как вести себя я не очень понимала. Но, действительно, это ― недолго.

    Это с непривычки. А точнее ― от невежества и дикости, которые в нашей стране свойственны большей части тех, кого судьба пока не толкнула к общению с инвалидами. В людях почему-то живет подсознательное стремление акцентировать внимание на отличиях.
    По большому счету, все мы в чем-то ограничены физически. Если не созданы условия для самостоятельного перемещения человека в пространстве, он и не перемещается. Он ищет путь, где эти условия для него созданы. Если лестница на второй этаж разобрана из-за ремонта или разрушен мост через реку, мы почему-то не начинаем считать себя ущербными. А почему? Мы же не можем самостоятельно пройти без моста или лестницы, мы нуждаемся в этих специальных приспособлениях. Нет же: мы понимаем, что с нами все в порядке, просто конкретное препятствие для нас непреодолимо в силу определенного предела наших физических возможностей. Мы так считаем, потому что НИКТО не может здесь пройти. А вот если кто-то может, а кто-то нет, то первые почему-то считают свою конкретную способность превосходством, и, что еще более бестактно, нормой. Я же могу! Значит, те, кто не может, ― ненормальны. Очень полному человеку трудно пройти через турникет, для высокого ночь в купе поезда ― мучение, для того, кто заикается, поход в магазин ― стресс, маленький и тучный с трудом забирается на высокую подножку вагона. И они раздражают нас, среднестатистических. Они создают очереди и вообще ― притягивают наше царское внимание, которым мы не готовы делиться. Чем больше видимых различий между нами, идеальными, и другими, не вписавшимися в эталон, тем прочнее наша самозваная убежденность в том, что каждому овощу своя грядка. Заикаетесь ― ходите с переводчиком, не умещаетесь на полке поезда ― ездите в специальных поездах для высоких. Что? Нет таких поездов? Тогда сидите дома. А уж если вы на инвалидной коляске, тогда вообще непонятно, куда вас деть…
    Я утрирую, конечно. Общество все же не настолько уродливо. Мы просто не умеем общаться с людьми, для которых каждая ступенька ― разобранный мост. И пугаемся не столько этих людей, сколько собственного неумения. Мы не любим выглядеть нелепо, и боимся из-за своего незнания не так обратиться, не так помочь, или оказаться назойливыми в своей помощи, о которой нас не просили. Как поступать, если рядом инвалид? Снова приведу слова президента Федерации спортивных танцев на колясках Елены Лозко: «В любом человеке, вне зависимости от того, как он передвигается, видит или слышит, видеть себе равного. Просто надо понимать, что все люди разные ― по внешности, по характеру, по физическим возможностям.» Это очень просто, правда. После совсем недолгого общения с ребятами, которые передвигаются при помощи коляски, меня покинуло какое-то подсознательное ожидание, что эта коляска как-то должна влиять на общение. На их передвижение ― да, но не на общение. Иногда это осознание ― что разницы между нами нет ― может привести и к казусам, но они не так страшны, как может показаться. Первый раз мы встретились с Еленой Петровной в Москве, потом я приезжала к ней и ребятам из клуба «Танцы на колесах» в Петербург. С первой минуты с Еленой Петровной было очень легко и приятно общаться, я не замечала ее коляски. В Петербурге мы договорились о встрече, но приехав на Петроградскую, я позвонила уточнить, где именно мы встретимся. «Мне подниматься из метро или Вы сюда спуститесь?» ― спросила я. У человека на инвалидном кресле! Наверное, мне долго было бы неудобно за свой вопрос, если бы я не поняла, что подобные оговорки не так обидны, как отношение, словно к больному. Лучше сказать человеку «Увидимся!», забыв, что он незрячий, чем постоянно помнить об этом. Если Вы относитесь к собеседнику, как к равному, он почувствует это и не найдет в привычной для вас фразе бестактности. А возможно, даже наоборот: поймет, что вы не видите между вами никаких различий.
    …Визит в «Танцы на колесах» оставил ощущение доброты и упорства. Светлые, позитивные ребята, с огромной энергией и горячей жаждой танца, удивительно душевные педагоги ― надеюсь, мне случится побывать у них еще.





  • Названы претенденты на премию Телетриумф

  • Программа кинофестиваля “Профессия: журналист”