• Игра. Пуст - Путешествие в смерть. Глава 001.

  • Заседание ломоносовского Муниципального Совета 9 июля 2011

  • Он ее не добивался, они добились друг друга вместе и одновременно. Она его не бросила, они расстались ранее, вместе и одновременно. И каждый все понимал. А в начале все было так легко, просто и понятно.
    И приятно. Долгие морозные вечера, ладони, сжатые в одной теплой желтой варежке; уютные кафе, где им было хорошо; согревающие прощания на Перми второй, приятное томление ожиданием и бодрящая смска, что все хорошо и спасибо за вечер; темные нелюдимые дворики, в которых он ее впервые целовал; свежесваренный кофе в квартире, где он сказал, что любит. Глубокие потрясающие глаза, смотрящие снизу с любовью и благодарностью, которые потом он больше не увидит.
    А потом что-то сломалось. Железобетонный кокон, который всегда был с ним и который помогал ей, порвался. Энергия уходила, нервы исчезали. Ожидание большего, и всегда чувство разочарования. В ответ не ласковое, как раньше, а «я тоже» и смайлик. Приобретенное чувство собственничества, которое впредь не уходило. Постоянное ощущение, что ему должны и что он недополучает. Хвататься за соломинку и говорить себе, что все хорошо, и все пройдет. «Люблю тебя», чтобы получить в ответ и на день успокоиться. И можно было списать на другую фазу, но не случилось. И можно было списать на конец года, на усталость, здоровье и что еще и надеяться. Звонить, печалиться, ждать. Но не случилось.
    Шаг вперед – конец нервам, упадок самооценки, ощущение, что его променяли. И можно было списать на лето, на недостаток общения, на удаленность друг от друга. Но уже не то. Короткие ночи в подушку, ранний нервозный подъем. И боль, боль, боль. Что все уже не так и уже вряд ли исправится.
    Через день эмпатия и шаг назад. Стальные нервы, заплетающийся кокон, твердый характер и острый язык. И постоянное ощущение, что его раздражает его девушка. Казалось бы еще один шаг назад – и все будет хорошо, все будет как раньше – прогулки, радость, улыбки на лице и нескончаемое удовольствие.
    Но они сделали два шага вперед. Ей было с чем сравнивать – десять лучших дней там и день тут. И понимание, что такой поток счастья она не получала давно. Верней, не такой поток, а совершенно другой – от человека, которого она любила. Если там счастье от социализации, от ощущения своего места в общества, от понимания того, чем она занимается, - максимальное счастье; то тут счастье от любви, самое сильное и важное – но в пол силы, по привычке, совсем не то, что было раньше. Он с ней уже мысленно расставался, еще два месяца назад, и все чаще после. И было легко, просто и понятно. И им было хорошо, как не было уже давно, хорошо внутри. Один из лучших дней за последние месяцы – смех, подколы, добрый стеб. Они замкнули круг и больше по нему не пойдут.
    И даже не будет тяжело – будет комок у горла при виде парочек, будет периодическое ощущение пустоты; он будет скучать по рыжим волосам, которые гладят его руки, на своей груди, ему будет не хватать возможности просто так взять ее за руку, обнять и сказать что-нибудь нежное. Ему будет не хватать социальной роли, с которой он жил последние 10 месяцев – ощущения нужности, эмоций, которые он получал, помогая и защищая. Иногда будет в голове всплывать фраза «люблю тебя», но, во-первых, уже нет, а во-вторых, никому не нужно. И надеяться, что оставил что-то после себя.
    А сейчас он только чувствует, что они все сделали правильно. Я держал тебя за руку. Пульсирует. Заботилась. Любил.









  • Игра. Пуст - Путешествие в смерть. Глава 001.

  • Заседание ломоносовского Муниципального Совета 9 июля 2011