• Рассказ “Шкатулка памяти”

  • Безымянный 151065

  • Не идет из головы эта девочка.

    В минувшее воскресенье на Литургии как обычно многолюдно. Перед Причастием отец Павел говорит проповедь на Евангелие дня, на этот раз – о воскрешении сына наинской вдовы. Как обычно – вопрос-ответ. Когда мы пытаемся утешить скорбящего, какие у нас на то основания? Утешение должно быть на чем-то основано. - «Имеет оно под собой действительное основание или оно безответственно? В основе утешения должно лежать понимание смысла страданий. Понимание смысла определяет возможность и меру утешения. Что же лежит в основе утешения Христова? Власть над жизнью и смертью…» Подлинное утешение возможно только в Господе.

    Вот батюшка выходит с чашей: «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты воистину Христос, сын Бога живого…»

    Она очень хотела подойти первой – малышка лет четырех.

    - Как тебя зовут? – наклоняется к ней батюшка.

    И вдруг она, напряженно вглядываясь в него, совсем тихо, сокровенно спрашивает:

    - Почему мама умерла?

    Я, стоя рядом, держа плат, поначалу не расслышал и повторил вслед за батюшкой:

    - Как зовут тебя?

    А она опять, не сводя с батюшки глаз:

    - Почему мама умерла?

    Вот уже второй день снова и снова накатывает, накрывает волной это едва пролепетанное «почему мама умерла?» Была мама, и вот ее почему-то нет. Беда не вмещается в нее, понимание жизни и поиски смысла только зарождаются. Мамины теплые руки – это понятно, когда весело, или красиво, или что-то вкусно и сладко, - это понятно, для чего, и имеет смысл. Но когда мама умирает… В нее не вместилась бессмыслица, которую никто не может объяснить.

    Представляю, как стояла она перед причастием – дети всегда стоят впереди. Как слушала батюшку. Она уже спросила всех, кого могла, но никто не дал убедительного ответа, эти взрослые всегда почему-то не говорят самого главного… Неведомо, что донеслось до нее из той проповеди, но она видела перед собой доброго дедушку с бородой, в красивой одежде. Видела, как он говорит, а все взрослые внимательно его слушают, значит, он всё знает. Может быть, он в ее детском сознании и есть Бог? Богом была мама, но вот ее нет… Надо спросить его, он точно знает. И вот она греет у сердечка вопрос, пока батюшка говорит, и вот можно подойти, и он скажет…

    - Почему мама умерла?

    - Она, детка, пошла туда, чтобы там молиться за тебя Богу, - говорит отец Павел. И – «в Жизнь Вечную» - причащает. Она не уходит, этого ответа ей мало. Может быть, непонятно, почему нельзя не умирать и молиться вместе?  Но за ее спиной десятки причастников, кто-то из взрослых за плечики отводит ее к столу с просфорами…


  • Рассказ “Шкатулка памяти”

  • Безымянный 151065