Соц сети



  • Разговор с богом [4]

  • New.. Entry)))

  • В моем детстве всё было очень большое. Если деревья, то очень высокие, овраги-глубокие, поля-широкие, а небо бескрайнее. Небо и теперь остается для меня самым необъятным пространством, а вот кузнечики так, как в детстве уже не слышны...
    Кузнечики для меня неотрывно связаны с дедом, с его сильными руками, крепкими плечами и хитрой улыбкой. По вечерам он поднимал меня огромной шершавой ладонью и сажал себе на плечи, туда, где миром правил туман. Дед долго молчал, а потом спрашивал, слышу ли я кузнечиков? Я слышала, они были повсюду. Тогда дед просил вслушаться в каждый голос по отдельности. Он учил соединят голоса в одну мелодию, или выбрав несколько, как бы шутя, силой слуха, менять их местами, выталкивая на поверхность какой-то один звук. Так мы долго стояли и слушали, пока запах травы, уже погруженной в сон, не окутывал и нас.
    Машу я встретила там же, среди этого огромного, прекрасного и непостижимого мира. Во множестве звуков я услышала один и это был её смех. Спросите меня, за что же я люблю Марию? И я отвечу совсем не так, как чувствовала тогда, даже не так. как могла бы думать теперь. Я люблю ёё за то, что она всегда была в моем мире. Я жила своими тревогами, заботами, в шуме и суете, но стоило мне остановиться и я всегда слышала Машин смех, от которого становилось тепло и спокойно.
    Сейчас пишу это отчасти для себя, но больше для неё, почему в ЖЖ, а не личным письмом? Да потому что я уже до какой степени вывернула себя и вскрыла брюшную полость большим ножем, что всё остальное как-то не важно. Вот так незаметно я подошла к главному, к тому почему сегодня я не могу общаться с Машей. Не могу и не хочу. Я хочу остановиться и услышать смех, родного, близкого мне человека, но на любые звуки с той стороны во мне происходит бурная реакция, никогда мне не подвластная. От злости и ненависти, до беспомощности и тоски. Когда же, где поезд сорвался с рельсов? Там, где я привыкла быть всегда одна, сама решая куда ехать, а где оставаться. Там, где ветер десятков городов трепал мои кудри, а печаль была светлой, как отблески полной луны. Нет, не там и не тогда, а здесь в этом городе, узником которого я себя теперь ощущаю. Меня учили слушать мир, но не учили контролировать его, откуда же теперь появилась эта привычка быть в курсе дел, которые меня совершенно не касаются. И ведь самое забавное в том, что когда мои представления оказываются не верны факту происходящего, тогда я за одну долю секунды выхожу из себя и долго не могу обрести спокойствие. Вся моя природа бунтует против такого восприятия. Я не хочу так, мне так очень и очень плохо. Причем же здесь Маша. А притом, что весь этот год я прожила неотрывно от неё, всё что происходило во мне я облекала в слова, понятные ей. Все чувства, эмоции, рассуждения. На её желание понять, порой удовлетворить природное любопытство мне всякий раз приходилось переступать через свой мир, свою тишину. В этом нет ничего трагичного, просто я очень устала постоянно быть на пределе своих чувств. Откуда мне их брать, если от постоянного переваривания одного и того же моя жизнь таковая, как она была всегда остановилась. Поймите, я пошла на подобные отношения не потому, что Маша какой-то монстр, мучающий меня, не потому что она способна подчинить своей воли, что порой использует. Нет, я люблю Машу и ценю всё, что от неё исходит. Я хотела быть рядом с ней, иначе не задержалась бы в этом городе ни минуты. Мне просто нужна была любовь любимого мною человека. Мне потребовался год, чтобы понять, что ещё больше мне нужен воздух и свобода. В душном помещении любовь не живет. Только моя вина в том, что произошло, значит и мне из этого выбираться. А сегодня Рождество, день, который нужно проводить с родными, близкими и любимыми людьми. А если вслушаться, то всегда можно услышать кузнечика... всегда можно услышать самого себя и свою Душу.





  • Разговор с богом [4]

  • New.. Entry)))