• управление гневом

  • ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИУДЫ.

  • Я стоял на Московском вокзале и ждал, когда подадут мою электричку. Девять вечера, февраль, совсем немного народу. Только поземка металась по занесенному перрону, как опаздывающий пассажир. А он целенаправленно направился ко мне, будто знал, что не откажу. И попросил мобильник, чтобы позвонить в Омск, поздравить маму с днем рождения: «Здравствуй, мама. С днем рождения. Не плачь, я живой, у меня все нормально». Потом вернул трубку и рассказал, что его зовут Леха, 24 года, что он уехал из родного Омска два года назад и с тех пор ходит по церквям, храмам и монастырям Руси. Ну, потянуло так человека. Там подработает на стройке, тут выкосит фермеру поле. Высыпается в электричках или в милиции. «Ночью погуляю по Питеру, а завтра поеду в Тихвин, в Успенский монастырь, к иконе Тихвинской Богоматери Путеводительницы. О, твоя электричка. Ну, давай, удачи» - перемахнул через турникеты и исчез в темноте февральского вечера…
    В шесть утра 25 июня, после ночи «Алых парусов» мы втроем – Славян, Сашка и я – добирались до метро. Навстречу по умытой солнцем и поливальными машинами улице шел мужик. Типаж еще тот – бритый наголо, затертую майку оттягивает живот (тот который для пива), на ногах домашние тапочки. По лицу видать, что неплохо отметил День выпускников. Спросил мобильник. Сашка со Славиком проигнорировали, с независимым видом прошли мимо. Я задержался, протянул ему трубку. И не пожалел. Просто надо было слышать, как трогательно и виновато этот бизон сказал в трубку: «Кисынька, это я. Я уже иду домой. Ты меня пустишь, зайка?». Услышал ответ, просиял, сказал «Уже бегу». И, поблагодарив, пошлепал в своих тапочках дальше...
    Вчера шел домой по прохладной тенистой улице. Тонкий голос кричащий «Юрка! Юрка!» был слышен издалека. У подъезда с неумолимой железной дверью и кодовым замком, задрав голову вверх, стоял паренек лет 13-ти и звал этого своего Юрку. Тщетно. Окна оставались закрытыми, на балконах колыхалось белье. Я подошел, вытащил из кармана на рюкзаке трубку: «На, держи. Номер-то знаешь?». Тот молча кивнул, нетерпеливо набрал номер и, пока шел вызов, все поглядывал в сторону бетонного забора, над которым то и дело взлетал в воздух футбольный мяч. Наконец дозвонился: «Юрка!? Ну ты че там?! У нас такое рубилово, летим Расстанке 5:3, вратаря не хватает. Давай реще!». Вернул трубку. Буркнул «Спаси» - и «бо» уже на бегу, стремясь скорее туда, где слышался чарующий звук, на который любой нормальный парень должен делать стойку, как кошка на шорох, - волшебный звук звонких ударов по мячу...
    Я всегда игнорирую попрошаек, вымаливающих деньги. Но почти никогда (за исключением тех случаев, когда человек ну о-очень неприятный) не откажу тому, кто просит позвонить. Самая большая роскошь на свете – роскошь человеческого общения. И раз человек просит трубку, значит ему это надо, значит это важно, значит - срочно. Разные бывают ситуации у людей в жизни. Сашка сказал тогда, утром после выпускного, что ему тоже не жалко этих центов, но мало ли какие люди бывают – дашь мобильник, а их и след простыл. Он прав, все может быть. Но я верю в доброту людей. И надеюсь, что, когда мне самому очень нужно будет позвонить, а трубки под рукой не окажется, тот, у кого я ее попрошу, будет рассуждать как я, а не как Саша.





  • управление гневом

  • ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИУДЫ.