• Николай Бердяев Великий Инквизитор

  • “Фокусы языка” и “Боевое НЛП”

  • Человеческое общение и понимание – материя тонкая, трепетная… Особенно – общение близких людей: друзей, супругов, детей и родителей. Бывает, и ругаются люди, и не соглашаются друг с другом, а посмотришь на эмоцио-нальный градусник – нет напряжения. А на другую пару посмотришь: внешне все тихо-мирно, а внутри – боль. Или равнодушие. Вроде бы и рядом люди, а чего между ними важного не хватает.. Не хватает взаимного подтверждения.

    Как часто Вы сталкиваетесь с ситуациями неподтверждения?

    Как вы подтверждаете тех, кто рядом с Вами? И как часто они страдают от того, что Вы находитесь в закрытой коммуникативной позиции?

    Ответить себе на эти вопросы Вам поможет этот текст:

    Лет десять назад я впервые проводила практику студентов-психологов на базе одной московской школы. Дальнозоркостью, увы, я не отличаюсь, но одна удивительная деталь меня крайне удивила: «своих» студентов я очень хорошо видела издалека, как только они появлялись в дальнем конце бесконечного школьного коридора. 

    Я, почему-то, безошибочно отличала их от педагогов, хотя возраст и стиль одежды часто был похож у тех и других. В чем дело? 

    Не сразу, но я поняла. Студенты, лавируя между детскими потоками, уклоняясь от неми-нуемых столкновений, попутно «раздирая» особенно драчливых, находились в контакте с детьми: смотрели на них, думали о них. Они вели себя как люди, находящиеся среди других людей. А педагоги напоминали ледоколы, проклады-вающие себе путь среди неодушевленных торосов и льдов. Они тоже разнимали детей, тоже прикасались к ним, но их взгляд был устремлен поверх детских голов. Они умудрялись взаимодействовать со школьниками, не вступая с ними в контакт. Потрясающее, запоминающееся явление. И пусть педагоги не обижа-ются. В другой ситуации мне легко приставить на их месте и родителей, и са-мих психологов. Во всех случаях данное социально-психологическое явление носит одно и тоже название: «психологическое неподтверждение». 

    Еще в начале ХХ века английский философ, психолог и педагог У. Джеймс говорил, что для человека нет более страшного наказания, чем находиться в обществе и быть не замечаемым другими людьми. Насмешка, осужде-ние, не принятие – все эти формы социального наказания болезненны, но выносимы. Наказание психологическим неподтверждением не просто тяжело переносимо, оно разрушительно для личности. 

    Так уж случилось, что Другой человек играет в нашей жизни огромную роль, партию первой скрипки: через под-тверждение и не подтверждение нашего психологического существования в его глазах, он управляет самооценкой, эмоциональным самочувствием и даже пси-хическим здоровьем, о чем речь пойдет ниже. 

    Привести пример? Конечно. Дос-таточно вспомнить самое жестокое наказание, придуманное подростковой группой для тех, кто смеет быть не как все. Это не оскорбления и даже не «темная». Это – БОЙКОТ. Думаю, что те, кто прошел через эту процедуру хотя бы раз, не могут со мной не согласиться. Бойкот будит в подростке-жертве самые дремучие силы страха и унижения, подвергает его психику, его самолюбие ог-ромному, часто просто невозможному испытанию.

    Неподтверждение – это трагедия, не знающая возрастных границ. И все серьезнее всего от него страдают дети. Именно в хроническом, «последовательном» неподтверждении матерью своего ребенка Р.Д.Лэйнг, знаменитый англий-ский психиатр, увидел причину подростковой шизофрении. Кому-то отстраненность и холодность взрослых обходится «дешевле»: несформированной самооценкой, психологической зависимостью, слабостью «Эго». 

    Дети ненавидят те формы наказания, которые связаны с психологической изоляцией, интуитивно и  совершенно справедливо предпочитая наказания физические, материальные и другие. Как емко выразился один юный «психолог», которого родители в каче-стве наказания в течение некоторого времени воспринимали как предмет до-машнего обихода, ценный, но не одушевленный: «Лучше бы отлупили». Конеч-но лучше. Когда родители «лупят», лишают развлечений или просто орут, они всеми этими весьма не оригинальными способами пытаются донести до ребенка идею «Ты есть, но ты плохой». Если же они переставляют ребенка с места на место как табуретку или даже дорогую вазу, они транслируют ему значительно более страшную идею: «Тебя нет».

    Потребность человека быть подтвержденным Другими, существовать для них, иметь в их глазах самостоятельную ценность и значимость не является открытием просвещенного ХХ века. Культура преобладающего большинства современных народов предполагает существование обязательного для выполнения всеми «минимума подтверждения». 

    Этот минимум заложен в языке, закреплен писанными и не писаными правилами хорошего тона и морального поведения. «How do you do?”, “Bon jour», «Здравствуйте!» – все эти речевые формулы- приветствия различных народов несут в себе психологический, если хотите – психотерапевтический смысл. Его можно сформулировать так: «Ты существуешь для меня, ты мне не безразличен, я интересуюсь тобой и желаю тебе добра». 

    Тот же важный смысл вкладывается в элементарные нормы взаимоотноше-ний, которые в нашей культуре именуются воспитанностью: каждый раз, увидев знакомого человека, надо оказать ему некоторый знак внимания: кивнуть, улыбнуться, прикоснуться. Даже если вы по пятнадцать раз кряду сталкиваетесь с ним в служебных коридорах. Надо сделать нечто, указывающее: ты для меня существуешь.

    Согласитесь, когда человек перестает это делать, как бы вы рационально не объясняли целесообразность его «психологического молчания», легкий укол, досада, еле неуловимый дискомфорт сообщат об истинной реакции вашего «Я». Объем минимального психологического подтверждения варьирует от одной культуры к другой и, что очень важно, зависит от общего социально-психологического состояния общества и конкретного человека. Чем общество и данный человек стабильнее, тем меньше им требуется знаков для того, чтобы чувствовать себя уверенным, защищенным. 

    И, естественно, наоборот. В тревожные дни личной и «общенародной» судьбы потребность в подтверждении возрастает Можно честно и без каких-то натяжек утверждать, что сегодня все мы, вся наша страна нуждаемся в значительном объеме подтверждения. Мини-мум уже не срабатывает или дает парадоксальные результаты. Все чаще в обыденной жизни можно столкнуться с «бородатой» анекдотической ситуацией: в ответ на стандартный «культурный» вопрос «Как дела, дружище?» вы можете получить незапланированный часовой разговор с подробным изложением этих самых дел.

    Взгляды, кивки, улыбки, короткие обращения – все это инструменты, этакие психологические дудки. В них еще надо вдохнуть жизнь, то есть лично-стный подтверждающий потенциал самого человека. Людей надо уметь под-тверждать (это о средствах, инструментах) и хотеть подтверждать (а вот это уже о позициях). Позиция, дающая нам шанс научиться подтверждать  других людей, называется в психологии открытой коммуникативной. 

    Открытая коммуникативная позиция – это состояние естественной включенности в других людей, готовность к подтверждению, принятию и самораскрытию. Оно обеспечивает готовность к подтверждению других. Этой готовностью, судя по всему, обладали мои студенты. К ней, судя по всему тому же, не готовы многие другие...


  • Николай Бердяев Великий Инквизитор

  • “Фокусы языка” и “Боевое НЛП”