03.11.2011

Mammuthus



  • ВОЛГА / VOLGA, “Дом” 3.02.06

  • Безымянный 271598

  • - Как ты думаешь, реально нам найти стрелу или копье? - как-то так, я, 10 летний мальчик, говорил своему младшему брату, разрывая вместе с ним лопаточками земляную стену. Позади нас шумел Урал пробегая под огромным мостом и уходя все дальше в степь. Удочки, вместе с ивовыми ветками, на которые была насажена рыба, лежали в наших ногах. На моей веточке еще дергался, хватая широко раскрытым ртом, убивающий его воздух недавно пойманный окунь,

    Выхаркивал пузырящуюся холодную рыбью кровь.

    - Почему меня назвали Костей? - спрашивал я свою мать.
    - Мы хотели другое имя..

    За костями мамонтов мы ходили часто, у каждого был много различных трухлявых, рассыпающихся бело-желтых губок - костей. Они аккуратно расставлялись на книжных полках и служили огромным предметом гордости и демонстрировались всем гостям. Походы за костями, которые часто совмещались с рыбалкой, были не просто коллекционированием или спортивным соревнованием, а своеобразным поиском и приближением к великой тайне далеких времен - найти что-то от древних людей, которые скорее существовали не на земле, а в нашем воображении.

    В отличии от людей, мамонты были настоящими. В конце 1970х, в результате большого паводка, за деревней, возле Нового моста размыло берег Урала, под обвалившейся землей люди нашли остатки мамонта.

    Тогда деревенские жители растащили особо крупные кости по домам.

    Я представляю как я ношу свое другое имя, но мои глаза также щурятся, у меня такая же, немного большая нижняя губа, шрам на шее от укуса собаки, широкая улыбка (улыбка) дерганая походка, быстрая речь.

    - Твоя бабушка сказала, чтобы мы тебя так назвали, - ответила на мой вопрос мать.

    Я ковырнул лопаткой и стала виден край большой огромной кости.

    Мое имя казалось мне безумно редким, среди всех деревенских парней был всего один которого звали также. Он был старше меня лет на пять. Как он выглядит я не знал, но мне всегда хотелось его увидеть, посмотреть(подглядеть) за ним. Поэтому, с этим парнем, которого я никак не мог узнать, я всегда ощущал огромную близость, в некоторые моменты мне даже казалось что мы с ним части одно целого.

    В некоторых текстах я постоянно возвращаюсь в истории с поиском костей мамонтов, превращая эту простую деталь биографии в миф стоящий у истоков моего детства.

    Всего лишь какие-то застывшие в своем тысячелетнем разрушении кости.

    В квартиру без стука заваливается с десяток детей, выстраиваются возле порога и выкрикивают - Христос Воскрес. У всех в руках огромные пакеты с крашеными яйцами, сладостями, булочками. Среди этих детей, я -  мальчишка с длинной челкой лезущей в глаза, немного большой нижней губой, шрамом на шее от укуса собаки. Я широко улыбаюсь - Христос воскрес

    У меня свое имя.

    Позже с огромными пакетами дети пойдут к реке, паска в этом году поздняя, в степи уже во всю зеленеет трава и снег остался только в ложбинах. Сергей надрезает ножиком березу и из неё начинает сочится березовый сок, звонко ударяется каплями о дно банки. Петя находит царскую монету - пять копеек серебром. В моих руках, несколько, тысячи лет назад заточенных камней. Мы на стоянке каменного века.

    Ракушки лежащие на моем столе - говорят мне о Леонардо и поисках окна в допотопный мир. Ракушки превращающие свое морское шумение в мое понимание анатомии человека и золотое сечение. Игральная коллода карт, оформленая Анной Марией Телотт  связывает мое детство невидимым мостом с Карлом Линнеем  , Феофрастом  Кости выложенные аккуратно на полках, каждая аккуратно подписанная на клочке бумаги положенным около неё служат попыткой вписать обычную жизнь маленького деревенского человека в вечность.

    *

    Звонок на сотовом телефоне, я беру трубку, с другой стороны мать.

    - Костя, а у нас теперь есть сотовая связь. Вчера установили вышку.

    Мое село находится в огромной ложбине, загораживаемой горой с несколько лет назад найденными в ней залежами урановых руд, что не позволяет проникнуть внешнему, современному. Там всегда очень плохо показывал телевизор, не работали сотовые телефоны, не было железной дороги и новых людей. Внешнему миру до него не было дела, потому что находится оно, вместе со своими мамонтами, гербариями, березовым соком и моим детством на пересечении границ и не принадлежало полностью ни Челябинской области, не Оренбуржским степям, ни башкирам. Место со своими законами физики, своими аксиомами геометрии, с пространством вписанным в свою вечность лишенную обычного понимания времени.

    Выхаркивал пузырящуюся холодную рыбью кровь.

    - Мы теперь всегда можем быть на связи, везде будем с сотовыми телефонами, ты звони.

    - Хорошо, - ответил я.

    Сегодня паска. Там еще ходят дети без стука с полными пакетами сладостей, булочек и яиц. 





  • ВОЛГА / VOLGA, “Дом” 3.02.06

  • Безымянный 271598