• Против течения

  • Безымянный 222304

  • «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение; боящийся не совершенен в любви».
    (1 посл. Иоанна, гл.4, ст. 18).

    «Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти».
    (1 посл. Иоанна, гл.2, ст. 14).

    Каждый знает о том, что когда-то умрёт. Но что он может знать о своей смерти, если никому не дано её почувствовать? И тем не менее человек испытывает страх смерти. В этом страхе человек переживает возможность утраты бытия. Такие переживания являются способом осознавания наличного бытия.
    По сути, любой страх связан с возможностью потери того, что достигнуто. Страх стремится сохранить бытие таким, какое оно есть на момент его переживания. Но само понятие «бытие» означает, что кто-то находится в процессе бытия кем-то, т. е. бытие является не только сущим, но и действием этого сущего, направленным из настоящего в будущее. Страх стремится избежать неизвестности будущего, чтобы сохранить настоящее, лишая бытие действия. В страхе бытие теряет часть самого себя и перестаёт быть, т. е. становится небытием. Для многих пребывание в страхе становится привычным образом существования – разрушительным и мучительным способом бытия через отрицание и страдание.
    Но человек не испытывал бы страданий, если бы ему не был известен альтернативный способ бытия, без страха. И этот способ есть Любовь. Одни считают любовь чувством, другие отношением, третьи говорят, что любви вовсе нет в природе. А где же истина? По-моему, любовь—это не отдельное чувство и не от-ношение, как перенос своих чувственных переживаний во времени и пространстве.

    Любовь — это максимальная полнота проживания в момент бытия.

    Уже одно то, что я хочу БЫТЬ с кем-то, говорит о том, что я его люблю. Средства выражения любви могут быть какими угодно: молчание, восхищение, обида или злость—это лишь маркёры, указывающие на важность присутствия этого человека (или другого явления) в моей жизни в данный момент.
    Пока я живу, Любовь присутствует в моей жизни независимо от того, признаю я этот факт или нет. Любовь присутствует в моей жизни, как воздух, которым я дышу. Я могу по - разному к этому относиться: считать Любовь самой главной ценностью своего бытия или считать, что её вовсе не существует — от этого Любовь не увеличивается и не уменьшается. Она как шедевр живописи — признанная и открытая для всех, она обогащает. А спрятанная под слоем краски, хоть и существует, но скрыта, и нет от неё проку. И вся проблема человека в отношении Любви заключается в том — хочет он её замечать, или нет. Это значит: вообще хочет ли он замечать свою направленность к тому, что или кого он выбирает, своё участие в отношениях с избранным, способы своего взаимодействия с предметом любви.

    Любовь – это всегда выход за пределы наличного бытия, так как в ней присутствуют:

    1)интенция, т. е. направленность на кого-то или что-то, включая самого себя, которая проявляется через внимание и интерес;
    2)понимание бытия, как оно есть, без иллюзий и умопостроений;
    3)принятие как себя в бытии с другим, так и бытия другого.

    Таким образом, в любви есть тот, кто любит, действия, которые совершает любящий в виде интенции, понимания и принятия, и тот, на кого любовь направлена. Только при условии наличия всех компонентов может возникнуть нечто, что является большим, чем простая сумма этих слагаемых, и что свидетельствует о духовности человека.
    Быть в моей жизни любви или нет – зависит только от меня. Если я способна понимать и принимать, а значит быть открытой для другого человека, для нового опыта, для мира, то в моих отношениях с людьми и с миром возникает любовь, которая наполняет содержание моего бытия смыслом и животворящей энергией. Если в моём взаимодействии с другим человеком или с собой исчезает любой из компонентов: направленность, понимание или принятие, то вместо любви тут же возникает страх, который как раковая опухоль стремительно разрастается и занимает всё пространство сознания.

    Любовь и Тревога.

    Любовь осознаётся в пиковых переживаниях, как возвышенное, светлое и радостное событие. И именно потому, что оно пиковое, ему неизменно сопутствует ниспадание в невыносимую тревогу, которая переживается как ужас неизбежной утраты самого драгоценного, что только может быть, самого главного смысла всей жизни. Эту тревогу не каждый может пережить, и потому некоторым легче отказаться от Любви, чтобы не испытывать Тревоги. Но те, кто может смотреть ей в лицо, обретают новые силы, чтобы начать восхождение на ещё более сложную высоту в достижении Любви и открывать в себе новые творческие возможности.

    Любовь и свобода.

    Любовь нам никто не может дать. Это невозможно. Её можно только родить и взрастить внутри себя. Когда я отношусь с любовью к человеку, я свободна в своих действиях, высказываниях и мыслях. Мне не надо жёстко контролировать свои поступки, т. к. я изначально настроена на такое отношение, которое не принесёт ему вред (настроена давать то, что ему надо и полезно).
    Любовь даёт чувство безопасности, а вместе с ним и свободу. Свобода—это возможность изменения, она заключена в самом факте движения. Любовь также не является чем-то статичным. Она также динамична, как дыхание, зрение или слух. Как действие она может быть лишь в движении, лишь в это мгновение, только здесь. Её нельзя законсервировать для будущего. Поэтому любовь нельзя иметь, но можно её творить.

    Любовь—это движение к свободе.

    Любовь—это движение к свободе и проявление свободы. Даже на большом расстоянии можно быть вместе. Только свободные люди могут быть близкими, так как, принимая в другом человеке его право быть свободным, я даю ему возможность быть со мной без фальши и лжи. Если я способна пребывать в любви, то я счастлива. А если я сумела стать счастливой, то могу и другому помочь обрести счастье. В таком случае, зачем ему меня избегать?

    Любовь и честность.

    Любовь – это способность приблизить мир другого человека и раскрыть свой мир для другого. Любовь приближает к незнакомому и даёт шанс узнать его. Для этого приходится снять все защиты, все маски. Но возникает страх того, что кто-то может воспользоваться моей слабостью, уязвимостью.
    В этом и состоит выбор: жить в страхе под защитой правил и многих других вещей, или рискнуть и доверить себя тому, с кем я хочу близости, кому я могу открыть свои слабости.
    Для чего нам нужны защиты? Что мы защищаем и от чего? Нам страшно, что другой узнает правду, которую мы прячем так глубоко, что сами уже верим в то, что этой правды нет. Мы защищаем ту ложь, фальшь, с которой сжились. Страх помогает нам укреплять эти защиты. И мы, защищая свою ложь, становимся зависимыми от неё. Там, где фальшь, там нет открытости, нет любви. Любви нужна правда, нужно доверие.
    В любви я могу быть честной, не прибегая ко лжи. А это очень важно для моего собственного благополучия. Я могу видеть реальность такой, какая она есть, а, следовательно, и взаимодействовать с этой реальностью с наибольшей обоюдной пользой.
    Человек нуждается в доверии. Но если я не доверяю самой себе, то не могу доверять никому. Если я не доверяю себе, то и в других людях в первую очередь буду видеть обманщиков. Доверие возможно лишь при условии, что я люблю себя. Тот, кто относится к себе без любви, не может рассчитывать на любовь других людей. Более того, он опасается тех, кто умеет любить по настоящему, т. к. не позволяет приблизиться к себе настоящему. Тому, кто умеет любить, не страшно доверять любому человеку, потому что он видит не только маску, но и истинное лицо под ней. Любящего невозможно обмануть т. к. он не оскорбиться от возможности быть обманутым. Он видит правду, но может быть снисходителен ко лжи другого, как к средству его защиты.
    Когда два человека действительно открыты друг другу, когда они не боятся друг друга — это любовь, это близость. Тогда они могут сказать друг другу что угодно без всякого страха того, что другой будет обижен и оскорблён. Тогда они чувствуют, что прятать нечего, и доверие достигает такой глубины, что они понимают и знают друг о друге без слов, даже если между ними большое расстояние.
    Не любить себя — это, значит, отрицать себя настоящую, которую я прикрываю маской. Значит, меня и вовсе нет, так как себя настоящую я не знаю. Пока я не знаю, кто я такая, то и общаться по настоящему не могу: все отношения с другим человеком без знания себя — только иллюзия, так как я не знаю, что же надо в этих отношениях мне самой, и страх потерять эти отношения заставляет постоянно оглядываться с вопросом: «как угодить?».

    Любовь и власть.

    Власть и любовь несовместимы. Власть подразумевает доминирование одного над другим. А это означает, что в отношениях один стремится продемонстрировать своё превосходство над другим. Но ни один человек не может быть абсолютно превосходнее другого, обязательно у другого есть нечто, чего нет у первого. Тот, кто стремится к власти, неизбежно прибегает к насильственным методам общения, забывая о внутреннем сущностном ядре своего партнёра, и обращается с ним, как с вещью. В таких отношениях действия человека и его суть воспринимаются как нечто нераздельное, а потому неизменное, конечное, а значит, ложное. Но любой человек может изменить свои мысли и поступки, и тем самым он не подвластен никому.
    Любовь совместима с партнёрством, независимо от того, к кому она относится. Партнёрские отношения предполагают, что взаимодействие происходит с позиции учёта и принятия в первую очередь индивидуальности и неповторимости другого человека, его свободы выбора и волеизъявления.

    Любовь и ревность.

    Научившись ощущать собственное бытие не только снаружи, но и внутри себя, можно понять, что я не потеряна в толпе, где остро ощущала себя одинокой, что я есть и могу общаться по настоящему. Если могу любить, а не зависеть, и эта любовь не потребность, а самовыражение, то нет нужды ревновать и обижаться. Ревность—это чувство собственности. Когда любишь, то не владеешь другим человеком. Истинная любовь—это любовь-присутствие, т. е. совместное бытие, в котором партнёры не ограничивают друг друга в их проявлениях, будь это чувства, мысли или поступки. Но вместе с тем каждый является зеркалом для другого, которое отражает все эти проявления, каждый даёт другому возможность осознать самого себя, а значит, и увидеть возможности для выхода за свои собственные границы.
    Ревность, обида—это требование от другого человека любви к себе. Человек нуждается в душевных движениях, но хочет, не утруждая себя, получить это душевное движение от другого. Это одно из проявлений зависимости, этим я отвергаю себя, превращая себя в бездонную бочку, в которую сколько ни бросай, ничего в ней не остаётся. Наши чувства, наши переживания являются движениями души, как движения рук, ног являются движениями тела, и точно также зависят только от нас. Никто не хочет быть лишённым рук и ног, каждый хочет иметь возможность свободы действий своего тела, но очень многие стремятся жить чувствами других, не понимая того, что не может искусственное дыхание заменить естественное, что это разрушает душу.
    Требуя преданности от другого человека, я порабощаю его. Я лишаю его свободы, а если он несвободен, то и любить он не может. Он не любит, но предан в силу своей зависимости, и в этой преданности тихо ненавидит и боится меня. Такие отношения связывают зависимых людей. Нужна ли мне такая преданность?

    Любить человека.

    В каждом человеке есть нечто такое, что невозможно постичь. То, что никто, и даже он сам не может знать до самого конца. И это ядро есть самая сущность человека, требующая к себе безусловного признания. В каждом из нас есть такое ядро. Принятие, признание в человеке этой сути является основой для отношения-любви. Мы можем одобрять или порицать те или иные действия человека, можем соглашаться или нет с его идеями, но если мы принимаем в нём его суть, его сущностное ядро, его неповторимую индивидуальность, то есть шанс строить отношения с позиции любви.

    Любовь—это способ отношений.

    Отношения могут строиться с позиций: «я хочу взять» и «я могу дать». И «я даю, то, что я сама хочу дать» или «я даю то, что тебе надо». От того, в каких пропорциях эти установки я использую для установления отношений с другим человеком или с миром в целом, и будет зависеть характер моих взаимоотношений. В отношениях могут возникать самые различные чувства, от умиления до ненависти. Все чувства имеют право быть: это то, что дано нам от природы, и нет нужды искусственно, т. е. насильственно этот дар отвергать. Мы не можем исправить природу, не причинив при этом себе вреда.

    Всё, что мы можем для себя сделать, это перестать жить в страхе, исправить свои отношения с окружающим миром, т. е. перестать бороться с ним, и начать по максимуму взаимодействовать с позиций любви.


    2004г. г. Могилёв, конференция  "Парадоксы Любви"





















  • Против течения

  • Безымянный 222304