03.11.2011

Lord Of The Flies



  • Безымянный 222304

  • My Top 100

  • На самом деле, все мои беды от того, что я слишком впечатлительная. Фатально впечатляюсь буквально от всего: интересных людей, музыки, кино, солнечной погоды, красивых лиц, рекламы крема, который "действительно устраняет чёрные точки", вкусных конфет, добрых слов, обилия звёзд на небе, забавных историй, необычных шмоток, чужих веснушек, синих глаз, хорошо поставленной устной речи, романтических обещаний, глубоких поцелуев и, конечно, литературы.  На этот раз мне снесло крышу от... 

    "Повелителя мух" Уильяма Голдинга (Англия, 1954). 


    William Gerald Golding (19.09.1911 - 19.06.1993)


    Обложка оригинального британского издания


    Кадр из одноимённого фильма (1990 г., режиссёр - Гэрри Хук)

    Короче говоря, результат очередного помешательства на лицо:

    LORD OF THE FLIES

    В начале начал было Слово.
    И слово то было – Бог.
    А теперь возвращаемся снова
    сквозь руины мирка островного
    к первозданному хаосу.
                                                  Вдох.

    «Зверя бей! Глотку режь! Выпусти кровь!» –
    пьянят безнаказанность, власть:
    рвать и терзать – ещё, вновь и  вновь!
    И страшно лишь от того,
    что повторяет кровавая пасть:
    «Я часть тебя самого.
     Неотделимая часть.

    Разве не сладко в тартар попасть?!
    Позабавиться всласть,
                                                поиграть?
    Не убегай и не прячься, дитя.
    Ты заблудился, больше терять
    нечего, кроме себя.
    Глупый мой мальчик, видишь – опять
    сама идёт в руки чёрная масть».

    Жарко станет и душно 
    от произнесённого вслух.
    Пустыми глазницами смотрит бездушно
    из недр глубинных клыками наружу,
    из нас - Повелитель мух.

    Пронзает горячими спицами
    купол небесный пожар,
    рассыпанный алыми птицами
    над нашими смуглыми лицами –
    то Зверю возносим мы дар.

    Варварство, дикость, свобода –
    вот наша новая вера.
    Словно собачья свора
    с цепи сорвались, тяжко дышим.
    В безумстве не знаем меры,
    чужих криков боли не слышим.
    И хочется стать первым,

    главным, для всех примером,
    вождём – сильным и смелым:  
    «Покроем тела раскраской!»
    Сомкнём ритуальный круг!
    Страх смерти спрячем под маской,
    и пульсом единым забьётся,
    на дне наших душ отзовётся  
    судорогой истома
                                   последняя чьих-то мук. 

    Мораль и совесть попраны, -
    Отец, Сын и Святый дух! -
    на худеньком теле зияют раны,
    раскаянья нет. Для него ещё рано,
    ибо в нас – Повелитель мух.

    И только в конце вдруг будет
    всё омерзительно, жутко.
    Вдруг вспомним о том, что мы люди,
    Увидим: изломаны судьбы,
    и в наших рядах – промежутки…

    Тогда будем плакать над прежней 
    невинностью нашей детской,
    над счастьем возможным, безбрежным, –
    теперь же - прошедшим мимо.
    Тогда нам покажется веским,
    что говорил рассудок,
    в то время как мелкий ублюдок
    толкал нас к убийству.
                                                Выдох. 

    ЗЫ: как обычно - за один присест. Только что закончила. Нет бы работу работать на работе:)
































































  • Безымянный 222304

  • My Top 100