• Я не Елена Троянская, но так произойдет

  • Как мы чуть не погибли или Будни Петербуржцев

  • Этим летом решила попробывать себя в жанре драматургии. Вот пьеса, которую я написала буквально за один вечер:

    «Фамильное серебро» или «Тайна исчезнувшей ложки»

    комедия в шести действиях

    Действие всей пьесы происходит в квартире Романовых.

    Действующие лица:

    Ксения Васильевна — хозяйка квартиры, пожилая женщина

    Кирилл и Фёдор Романовы — её внуки, братья-двойняшки, возраст около 14-ти лет

    Валерия Емельянова — двоюродная сестра Феди и Кирилла, девушка лет 20-ти

    Владлен Каземирович Ищейкович — частный детектив, молодой человек весьма странного вида, одет в долгополый плащ, шляпу и тёмные очки

    Действие первое

    Столовая. Всё семейство ужинает.

    Ксения Васильевна: Феденька, передай мне, пожалуйста, солонку.
    Федя: Вот, бабуля!
    К.В.: Спасибо, дорогой мой. (К Феде и Кириллу) Ну, как в школе, какие отметки?
    Ф.: Пятёрка по литературе!
    Кирилл: Четвёрка по физике!
    К.В.(Кириллу): Молодец, а то всё одни тройки с двойками приносишь!
    Кирилл победоносно поглядывает на Федю
    Ф.: Ну да, четвёрка, но с минусом!
    Кирилл: Тебя не спросили! Минусы в журнал не ставят!
    К.В.: Тише, не ссорьтесь!
    Валерия: Вот выйдите из-за стола и грызитесь сколько влезет!
    Братья пристыжено замолкают на полминуты.
    Ф.: А ведь ещё замечание по поведению…
    К.В.(испуганно): У тебя?!
    Ф.: Нет, не у меня.
    К.В.: Кирилл! Сколько можно хулиганить! Неужели ты не понимаешь, что тем самым медленно, но верно сводишь меня в могилу? Можешь даже не рассказывать, что ты натворил, я уже не могу про это слышать!
    Встаёт и поспешно уходит. Кирилл мрачно молчит, а Федя делает постную мину и продолжает кушать

    Действие второе

    Комната Феди и Кирилла. Последний лежит на своей кровати и грызет сушки.

    Кирилл: Ну, Федька, погоди! Доябедничаешься скоро, мало не покажется…

    Действие третье

    Гостиная. Входит, озираясь, Кирилл. Крадётся к шкафу, достает серванта коробку, что-то достаёт и неё, прячет под футболку и уходит.

    Спустя минуту входит опять, уже спокойным шагом, достаёт и открывает коробку.

    К.: Бабушка! Бабушка!
    Вбегает Ксения Васильевна  К. В.: Что такое? Что-то с серебром?
    К.: Да! Ты попросила принести тебе серебряные ложки, я заглянул в футляр, а там!
    К.В.: Что?
    К.: А там… Одной не хватает!
    К.В.: Как? Дай я сама взгляну!
    Выхватывает у Кирилла из рук футляр.
    Ах, боже мой, куда же она могла подеваться? Надо немедленно обыскать всю квартиру!
    К.: Вот говорил тебе покойный дедушка — не держи серебро на видном месте! Вот и дождались! Тиснули ложку!
    К.В.: Тиснули?
    К.: В смысле, украли.
    К.В.: Но кто?! К нам же не врывались грабители.
    К.: Эх, наивный ты человек, бабуля! Понимаешь, чтобы совершить кражу, вовсе не обязательно с чулком на голове вламываться в квартиру или взламывать замок. Ну-ка, вспомни, кто из посторонних был в нашей квартире в последнее время?
    К. В. Почтальон, наш управдом Марья Сергеевна, ещё подписку на газету оформлять приходили…
    К.: Вот среди них и может оказаться вор!
    К.В.: Зачем же им наша ложка?!
    К.: Мало ли… Они люди небогатые, а ложка как никак из чистого серебра, можно продать.
    К.В.: Надо обратиться в милицию!
    К.: И что мы там скажем? Мол, пропала ложка, когда именно — непонятно, так как заметили пропажу далеко не сразу. Подозреваемые тоже какие-то невнятные. Нам и ответят: «Идите-ка вы поищите ложку дома, скорее всего, завалилась куда-нибудь». Гораздо умнее в этом случае будет нанять частного детектива. Он без лишнего шума во всём разберется.
    К.В.: Всё бы хорошо, только где такого детектива взять?
    К.: А это уж точно не проблема! Сейчас сыскных агентств даже в нашем захолустье пруд пруди. Давай телефонный справочник — будем звонить.

    Действие четвёртое

    Ксения Васильевна и Ищейкович выходят в прихожую из кухни.

    К.В.: Ах, Владлен Каземирович, нам вас просто Бог послал!
    Ищ.: Мерси, мадам!
    К.В.: Я вам уже говорила, что это серебро — память о моём прапрадедушке, который приобрёл этот набор ещё в царствование Екатерины Великой.(всхлипывает) Умоляю вас, верните нам семейную ценность!
    Ищ.: Обещаю вам, любезнейшая Ксения Васильевна, что мне удастся вычислить вора. Но, видите ли, всё оказалось не так просто, как кажется на первый взгляд!
    К.В.: Что же вас затрудняет?
    Ищ.: Понимаете, побеседовав с возможными подозреваемыми — с почтальоном, управдомом и оформителем подписки, я совершенно точно заключил, что никто из них к этому делу не причастен. Во время своих визитов они даже близко не подходили к гостиной и ни разу не оставались без вашего присмотра.
    К.В.: Позвольте, а кто же тогда вор?
    Ищ.: Мне неприятно вам об этом говорить, но им вполне может оказаться кто-то из обитателей квартиры. Не нервничайте, вам я абсолютно ни в чём не подозреваю!
    К.В.: Вы… Вы намекаете, что это кто-то из моих внуков?
    Ищ.: Вполне вероятно. Поэтому я хотел бы побеседовать с каждым из них, а заодно ещё раз повнимательней осмотреть место преступления. Завтра, в пятнадцать часов вас устроит?
    К.В.: О да, конечно.
    Ищ.: Прекрасно. До свидания.
    Целует руку Ксении Васильевны и уходит.

    Действие пятое

    Гостиная

    Явление первое

    Ищейкович сидит в кресле, а Ксения Васильевна — на диване.

    Ищ.: Ну что ж, с Кириллом я уже имел честь поговорить во время вашей отлучки в магазин. Он как раз ненадолго забегал домой.
    К.В.: И что он?
    Ищ.: Вне подозрений, чист, как слеза младенца. Держался спокойно, на вопросы отвечал прямо, без излишних подробностей. Обычно преступники, почуяв, что следствие на верном пути, начинают щедро сдобрять свой рассказ множеством совершенно ненужных деталей, так сказать, пускают пыль в глаза. Но этот парень был не таков. К тому же, он постоянно где-нибудь шатается.
    К.В.: Да уж, домой является только поесть да поспать!
    Ищ.: И это окончательно снимает с него подозрение. А теперь, позовите, пожалуйста, Фёдора.
    К.В.: Да, да, сейчас.
    Выходит.

    Явление второе

    Ищейкович самозабвенно шарит по комнате с лупой.

    Входит Федя

    Ф. (еле слышно): З-з-здравствуйте!
    Ищ. (не прерывая своего занятия): А, это вы, юноша! Присаживайтесь. Извините, что я решил совместить наш разговор с поиском улик, но что делать, время — деньги!

    Федя что-то мычит в ответ.
    Ищ. (заползая под стол): Итак, как часто вы оставались дома один в течение прошлой недели?
    Ф. Один раз только.
    Ищ. (из-под стола): Когда именно это было?
    Ф.: Во вторник…
    Ищ. (сердито): В какой промежуток времени?! Мне что, из вас каждое слово клещами тянуть?!
    Ф.: Э… У… П-примерно с четырёх до пяти. Вроде бы…
    Ищ.(вылезая): Молодой человек, следствие не терпит всяких вроде бы, кажется и наверно, говорите точно!
    Ф.: С четырёх до пяти. Точно. Вро… Простите, случайно вырвалось!
    Ищ. (доставая из чемоданчика пинцет и пакетик): Чем вы занимались?
    Ф.: И-играл на фортепиано.
    Ищ. (кладя какой-то волосок в пакетик): Вы музыкант?
    Ф.: Учусь.
    Ищ. (многозначительно): Ясно. Что ж, вы свободны, позовите Валерию.
    Ф.: С-сейчас.
    Бочком выходит за дверь.

    Явление третье

    Ищейкович сидит на диване. Входит Валерия.

    В. (мило улыбаясь): Здравствуйте, Владлен Каземирович.
    Ищ.: Здравствуйте. Присаживайтесь, пожалуйста.

    Валерия садится рядом с ним и продолжает улыбаться, упоённо рассматривая при этом Ищейковича.
    Ищ.: Итак, вы оставались на прошлой неделе дома одна?
    В. (пододвигаясь к Ищейковичу): Да, Владлен Каземирович, оставалась. Это было в субботу утром, когда братья ушли в школу, а бабушка на рынок.
    Ищ. (отодвигаясь): Что вы делали всё это время?
    В. (опять пододвигаясь к Ищейковичу): Сначала спала — вернулась из клуба только под утро. Потом я проснулась, приняла душ, позавтракала, посмотрела «Страсти», накрасилась…
    Ищ. (пересаживаясь в кресло): В общем, привели себя в порядок, понятно. Дальше.
    В.: А потом я пошла на свидание к Андрею. (испуганно) Только, прошу вас, не говорите бабушке, а то мне плохо будет, если она узнает!
    Ищ.: Не волнуйтесь, бабушка ничего не узнает.
    В. (таинственно): Владлен Каземирович, а вы этим вечером свободны?
    Ищ.: Я? Ну, э-э-э, у меня дела, клиенты… И вообще, это я здесь задаю вопросы, а не мне! Вы, как я знаю, студентка?
    В.: Да.
    Ищ.: Так вот, идите и учитесь! Адьё.
    Уходит. Валерия презрительно хмыкает и тоже уходит.

    Действие шестое

    Гостиная. Ксения Васильевна, Федя и Валерия сидят на диване, а Ищейкович — в кресле.

    Ищ. (откашливается): Дамы и господа, я собрал вас здесь, чтобы поговорить о том происшествии, которое последние несколько дней так всех нас тревожит, — о похищении серебряной ложки. Не скрою, дело оказалось непростым, но мне всё же удалось найти виновника кражи. Довожу до вашего сведения, что он сейчас находится в этой комнате.

    Все сидящие на диване удивлённо переглядываются.

    Ищ.: довольно долгое время я искал вора среди посторонних, но потом, таки не добившись результата, решил капнуть здесь, и, как видите, оказался на верном пути. Ксения Васильевна и Кирилл почти сразу оказались вне подозрения. А вот Фёдор и Валерия…

    Фёдор вздрагивает, а Валерия начинает непонимающе хлопать глазами.

    Ищ.: Но с Валерией тоже всё стало быстро ясно. Ветреная девица, думающая только о парнях, вряд ли бы имела мотив украсть ценную вещь.
    В. (возмущенно): Я бы попросила быть повежливее!
    Ищ. (пропуская слова Валерии мимо ушей): Зато против Фёдора, говорило не только то, что на допросе он юлил, как уж на сковородке, но ещё и кое-какие улики.
    К.В.: Улики?!
    Ищ.: Да, улики. Причём настолько очевидные, что даже не пришлось копаться в отпечатках пальцев. В футляре с серебром был обнаружен волос, который. как показала экспертиза, был именно с головы Фёдора.
    К.В.: Федя! Федечка! Ну зачем, зачем же ты украл ложку?!
    Ф. (жалобно): Бабушка, я не крал! Честное слово!
    Ищ.: Упрямитесь, юноша, а вот мне прекрасно известен ваш мотив! Карманных денег вам стало слишком мало, вы и решили стащить ложку, отнести в скупку…
    В.: Постойте! А что это у вас такое блестящее из кармана высовывается?
    Ищ. ( в смятении заталкивая предмет в карман): Ничего! Вам померещилось!
    Ф.: Это ложка! Наша! (подскакивает к Ищейковичу) А ну, негодяй, признавайтесь, это вы украли ложку?!
    Ищ.: Я… Мы… Да я… Погодите…
    С Ищейковича падают шляпа и очки, и это оказывается Кирилл.

    В. и Ф.: Ты?!!!
    К.В.: Кирилл?
    К. (растерянно): Я.
    Ф. (разъярённо): Так вот почему тебя никогда не было, когда заявлялся этот лже-сыщик Ищейкович!
    В.: Теперь понятно, кого мне так напоминал детектив!
    К.В.: Я ничего не понимаю. А где Владлен Каземирович?
    Ф.: Ба, разве ты не видишь, что это Кирка стащил ложку, вырядился детективом и просто морочил нам голову, чтобы посмеяться надо мной, да и над тобой с Лерой тоже!
    К.В.: Да? А я-то, дура старая, поверила во весь этот спектакль! Ну, лицедей, держись, где моё полотенце?!

    Кирилл пулей вылетает вон из гостиной, а Ксения Васильевн бежит за ним.

    Занавес








































































































  • Я не Елена Троянская, но так произойдет

  • Как мы чуть не погибли или Будни Петербуржцев