• Биохимия крови. Американские нормативы.

  • Трое в Крыму, не считая собаки - продолжение

  • zaitsus.livejournal.com/16866.html#cutid1

    Часть 4. 5 августа. 3 день похода

             В августе в Хибинах настоящие белые ночи. Не полярный день, а именно светлые, почти без тени сумерек ночи. Поэтому засыпать и просыпаться можно в любое время – вокруг всё видно.

             И тем неожиданней были вспышки и грохот, которые обрушились на наш лагерь где-то около 4 часов утра. Гроза шла прямо над нами, вдобавок отражаясь эхом от окрестных вершин. Но по-настоящему нас испугал ливень, который принесло вслед за молниями и громом.

    Комментарий АЗ:

    Собственно, сначала пугали только порывы ветра, которые грозились унести тент и палатку. Но Ира сказала, что сейчас начнет капать, потому что тент прижало к палатке. И действительно, с потолка начали лететь мелкие брызги отраженных капель. Половина палатки вмиг стала сырой, и мы свернулись калачиком на оставшейся сухой части. Поворачиваться приходилось по команде, а колени, которые и так болели после перехода, на утро вообще не разгибались.

     

    Больше всего «повезло» обитателям зеленой палатки. Их тент сдуло первым же порывом ветра, и они, как Элли в Изумрудном городе, очутились в удивительном мире природной стихии. Гром, молнии и ливень в буквальном смысле оказались внутри палатки. Правда, молнии на поверку вышли головешками от костра, но это не убавило азарта четырём отважным спортсменкам, которые полночи ловили оставшиеся сухие и не очень вещи.

             А на утро предстоял трудный переход. Мы пошли вдоль реки Часнайок, именуемой в просторечье Чесночком. Предстояло перебраться через перевал Южный Чорргор в долину реки Кунийок, где находится база Контрольно-спасательной службы.

     

    Комментарий АЗ:

    Описывать движение всего отряда затруднительно, потому что я вновь оказалась в самом конце. Единственным моим спутников была Наташа, с которой мы медленно, но верно шли по следам остальной группы. Успев накануне устать от коряжистой лесной тропы, я обрадовалась, когда мы вышли на открытое пространство. Но радость была преждевременна: под сильными порывами ветра меня то и дело мотало из стороны в сторону. В свободное от борьбы со стихией время удавалось любоваться новым брутальным пейзажем. Под силой ветра облака буквально летели по небу, и на склонах гор видны были быстрые лучи солнца, которые, как прожекторы, просачивались с высоты и высвечивали валуны, источники и снежники.


     

             Название Чорргор можно перевести с саамского как Горный хребет или Хребет-гора. И действительно, он производит впечатление стены, как будто долину перегородили прямоугольником. Там, где его линия была разломана, находился наш перевал – Южный. Есть на Чорргоре ещё Северный перевал, но он по зубам только альпинистам.


     

    Комментарий АЗ:

    Заяц – птица маленькая, но упрямая. Поэтому мне хотелось, конечно, преодолеть перевал по-взрослому – под рюкзаком. Но когда в третий раз у группы арьергарда спросили, кому помочь нести вещи, я не стала отказываться. Все остальные уже отдали свою ношу в руки опытных бойцов.

     

             На перевале – ветер и хмарь. Название «ущелье мертвых», наверное, подошло бы сюда больше, потому как пока залезешь на Чорргор в доспехах, как минимум, пожелаешь сдаться. И снова сверху видны две долины. Здесь же памятник погибшему молодому ученому.


     

    Комментарий АЗ:

    Не знаю, что даётся тяжелее: подъём или спуск. Но под ветром приходилось приседать, чтобы не сдуло, а потом ещё пытаться встать так, чтобы не перекувырнуться под тяжестью рюкзака. К счастью, товарищи во время оценили скорость моего перемещения, и по камням до тропы меня довёл Академик Дима, а внизу уже встречала Аня. Если бы не они, к базе КСС я добралась бы только через сутки.

     

             Дальше путь был довольно прост. По наезженной дороге вдоль реки мы добрались до места стоянки. И хотя большинство полян были уже заняты, нам досталась площадка с шикарным видом на Чорргор с обоими перевалами и на Рисчорр, которые ещё предстояло покорить.

    Часть 5. 6 августа. 4 день похода

             Утро встретило нас туманом, хмарью и моросью. Все вчерашние виды затянуло облаками и дымкой. Было настолько сыро, что всё казалось липким. Пришлось перекраивать маршрутный график, потому как идти на Рисчорр в такую погоду было бессмысленно: ничего не видно, да и небезопасно. В итоге был выбран путь на Умбозерский перевал – как самый простой и менее зрелищный.



             Путь туда лежал по дороге, которая начиналась от базы КСС. Идти нужно было около 3 часов. За это время морось сначала прекратилась, потом усилилась, а на подходе к перевалу превратилась в дождь. Сам перевал был скромен по сравнению с предыдущим. Окрестные пейзажи терялись в серой дымке, которая сливалась с бледно-зелёным мхом. Разглядев камень, напоминающий голову лягушки, отыскав геокэш и сделав традиционную фотографию у тура, мы отправились в обратный путь.

             Надежда скоротать этот сырой день в бане не оправдалась: не было свободных мест. В итоге после обеда лагерь переключился на санаторно-курортный режим. Часть бойцов отправилась подремать. А остальных развлекала вокально-музыкальными упражнениями Маша. Помимо уже запомнившейся всем песни про «сигаРЕТ», Маша решила выучить что-нибудь новенькое. Выбор пал на песню В. Цоя «Когда твоя девушка больна». Для изучения был выбран творческий подход, и у песни появились новые слова, созвучные атмосфере Хибинских тундр. Так родился гимн нашего похода. Он стал музыкальным сопровождением главного события дня – посвящения в хибинисты.

             В 10:10:10 вечера под аплодисменты Оля торжественно вынесла к костру черничный торт ручной работы. Решено было обязательно отмечать этот день и впредь, а через 100 лет снова собраться на этом же месте. И горы оценили наш энтузиазм. Тучи ушли с вершин, открыв перевалы, и солнце окрасило склоны закатным медовым цветом.

    zaitsus.livejournal.com/17402.html











  • Биохимия крови. Американские нормативы.

  • Трое в Крыму, не считая собаки - продолжение