• Хиллс для котят

  • ТЕАТР ТЕНЕЙ: СЦЕНЫ ИЗ ПИРАТСКОГО РОМАНА. СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ

  • Я просто оставлю это здесь

    Oh what can ail thee, knight-at-arms,
    Alone and palely loitering?
    The sedge has withered from the lake,
    And no birds sing.

    Oh what can ail thee, knight-at-arms,
    So haggard and so woe-begone?
    The squirrel's granary is full,
    And the harvest's done.

    I see a lily on thy brow,
    With anguish moist and fever-dew,
    And on thy cheeks a fading rose
    Fast withereth too.

    I met a lady in the meads,
    Full beautiful - a faery's child,
    Her hair was long, her foot was light,
    And her eyes were wild.

    I made a garland for her head,
    And bracelets too, and fragrant zone;
    She looked at me as she did love,
    And made sweet moan.

    I set her on my pacing steed,
    And nothing else saw all day long,
    For sidelong would she bend, and sing
    A faery's song.

    She found me roots of relish sweet,
    And honey wild, and manna-dew,
    And sure in language strange she said -
    'I love thee true'.

    She took me to her elfin grot,
    And there she wept and sighed full sore,
    And there I shut her wild wild eyes
    With kisses four.

    And there she lulled me asleep
    And there I dreamed - Ah! woe betide! -
    The latest dream I ever dreamt
    On the cold hill side.

    I saw pale kings and princes too,
    Pale warriors, death-pale were they all;
    They cried - 'La Belle Dame sans Merci
    Hath thee in thrall!'

    I saw their starved lips in the gloam,
    With horrid warning gaped wide,
    And I awoke and found me here,
    On the cold hill's side.

    And this is why I sojourn here
    Alone and palely loitering,
    Though the sedge is withered from the lake,
    And no birds sing.

    Под катом перевод Сухарева

    LA BELLE DAME SANS MERCI

    О рыцарь, что тебя томит?
    О чем твои печали?
    Завял на озере камыш,
    И птицы замолчали.

    О рыцарь, что тебя томит?
    Ты изнемог от боли.
    У белки житница полна,
    И сжато поле.

    Лицо увлажнено росой,
    Измучено и бледно,
    И на щеках румянец роз
    Отцвел бесследно.

    Я встретил девушку в лугах -
    Прекрасней феи мая.
    Взвевалась легким ветерком
    Прядь золотая.

    Я ей венок душистый сплел:
    Потупившись, вздохнула
    И с нежным стоном на меня
    Она взглянула.

    Я посадил ее в седло:
    Ко мне склонясь несмело,
    Она весь день в пути со мной
    Мне песни пела.

    И корни трав, и дикий мед
    Она мне отыскала -
    На чуждом, странном языке
    «Люблю» сказала.

    Она вошла со мною в грот,
    Рыдая и тоскуя:
    Закрыли дикие глаза
    Четыре поцелуя.

    И убаюкан — горе мне! -
    Я был на тихом лоне,
    И сон последний снился мне
    На диком склоне.

    Предстала бледная как смерть
    Мне воинская сила,
    Крича: — La Belle Dame sans Merci
    Тебя пленила!

    Грозились высохшие рты,
    Бессильные ладони…
    И я очнулся поутру
    На диком склоне.

    И вот скитаюсь я один
    Без сил, в немой печали.
    Завял на озере камыш,
    И птицы замолчали.










































































  • Хиллс для котят

  • ТЕАТР ТЕНЕЙ: СЦЕНЫ ИЗ ПИРАТСКОГО РОМАНА. СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ