Соц сети

Предлагаем большой выбор пластинчатых насосов НПл 25-25/16, НПл 16-25/16.


  • МУЗЫКА 3

  • http://www.inosmi.ru/stories/05/07/29/3449/232344.html

  • Эту бучу заварил мой троюродный брат Сева еще аж в 1987 году. В одной из своих программ на Би-Би-Си он рассказал о «Марше авиаторов». Эта мелодия - официально утвержденный гимн советского воздушного флота – сопровождалась когда-то несколько другими словами. В частности, вместо «Всё выше, и выше, и выше!» звучало «Mine Führer! Mine Führer! Mine Führer». Повторный эфир этой истории, сделанный четыре года спустя, можно услышать здесь.
    http://www.seglevich.com/Seva_Novgor_14_08_1987.mp3 .
    Тут же пошли отклики, начались розыски: кто у кого украл мелодию знаменитого марша. Двадцать с лишним лет спустя дискуссии не прекращаются…
    Как водится, в публикациях отразился не только процесс поиска истины. Играли чувства и политические пристрастия. Одна интернетовская газетка областного масштаба писала: «В годы перестройки многие верили вражеским ‘голосам’». Милая такая эскапада в духе пропаганды застойного времени! Далее следовал совершенно фантастический рассказ, неведомо откуда взятый, которому, вероятно, и надлежало верить. Марш-де родился во время Гражданской войны. Павел Герман и Юлий Хайт написали его в ответ на «ультиматум Керзона» - ноту британского премьера, требовавшую остановить наступление Красной армии в Польше. «И верьте нам: на всякий ультиматум / Воздушный флот сумеет дать ответ». Чепуха, конечно. Заявлений британского правительства в те времена было предостаточно, но документ, известный как Ультиматум Керзона, появился в 1923 году. Именно тогда Маяковский приписал к своему старому агитационному стихотворению из «Окон РОСТа» концовку: «Чтоб вовеки не смел никакой Керзон брать на пушку, горланить ноты…» И ни о каком «спокойствии наших границ» в годы, когда и сами эти границы еще не определились, речи быть не могло. Да и «стальные руки-крылья» - эпитет явно более поздний. (Хотя «пламенный мотор» вместо сердца, не особо восхищающий нас сегодня, был бы в порядке вещей с самого начала и до заката неспокойного прошлого столетия).
    Один из моих старших приятелей рассказывал:
    «В пятидесятые годы я играл в военном оркестре, в Белоруссии. Нас тогда регулярно собирали на слет оркестров Белорусского военного округа. Выдавали репертуарный сборник, и по нему мы разучивали марши к парадам. Так вот страницы с «Маршем авиаторов» были заклеены! Я-то тогда думал, что это - из-за того, что Юлий Хайт был репрессирован. Я об этом знал. Но ведь то было уже после двадцатого съезда! И теперь я думаю: а может, до начальства дошло, что, исполняя «Марш авиаторов», мы играем марш штурмовиков СА?»
    В одной из следующих передач на ту же тему Сева и его собеседник Л.В.Владимиров обратили внимание на выкрик «Защита!», раздававшийся когда-то как раз в том месте, где в немецком варианте звучало «Хайль Гитлер!» Такие выкрики характерны именно для немецких маршей. Стало быть, «не они у нас, а мы у них»?
    Представляется, что ближе всего к истине – статья «Два марша. Песенный кругооборот» из интернет-журнала «Солнечный ветер». (http://www.vilavi.ru/pes/260108/260108.shtml).
    Во-первых, увторы убедительно обосновывают примерную дату создания «Марша авиаторов»: 1923-1925 годы. Во-вторых, они считают все варианты исполнения (у нас и у немцев) результатом взаимопроникновения советской и нацистской культур. Вообще, эта тема – о сходстве и взаимодействии нацистской и советской культур тридцатых годов еще, как говорится, «ждет своего исследователя». Как ни печально сознавать это, но они налицо - черты сходства двух режимов, подмеченные и показанные еще великим Роммом в шедевре «Обыкновенный фашизм». Скорее всего, мелодия была действительно написана Юлием Хайтом, затем ее подхватили «немецкие друзья», а позднее нацистские марши влияли на стиль и манеру исполнения наших маршей…

    Дело в том, что мелодии песен действительно кочуют через границы, зачастую не оставляя следов. Мы столкнулись с этим явлением на нашей исторической родине…
    Ах эти израильские песни! Милые, добрые, полные веры в светлую жизнь на своей земле. До сих пор люди поют песни поселенцев времен британского мандата. Поют с воодушевлением, как тогда, в тридцатых и сороковых. Кто из израильтян не знает знаменитой «Рины»? Автор мелодии им неведом. Наверно, кто-то из тех же энтузиастов, приехавших строить новую свободную страну. А слова… Да других и быть не может! «Ри-и-на!..» Но мы-то ясно слышим иное: «Сердце, тебе не хочется покоя…» Исаак Осипович Дунаевский.
    Таких песен довольно много. Даже наша родная «Уральская рябинушка» - в их числе. Мелодия обычно слегка искажена. Немного, чуть-чуть. Две-три ноты – не те. Но это они: узнаваемые, родные с детства песни, попавшие на слух добрым хорошим людям за тысячи километров от России.
    А если речь идет не о лирической песне, а о марше? Кому попадет мелодия? Кто и для чего ее приспособит? Вот и рвет голос штурмфюрер СА Хорст Вессель, прославляя «триумф воли». Маршируют штурмовики, затаптывают сапожищами все доброе и светлое под мелодию, написанную евреем из СССР.













  • МУЗЫКА 3

  • http://www.inosmi.ru/stories/05/07/29/3449/232344.html