• My Top 100

  • Обзор альбомов с сайта batzbatz.com. Часть 2.


  • Маленькие банки, острые зубы

    Предоставляемые без каких-либо серьезных ограничений или контроля средства по программе ТАРП пробивали себе дорогу не только к тем банкам, которые в них не нуждались, но и к банкам, чья коммерческая деятельность с точки зрения чистоты оставляла желать лучшего. 21 ноября 180 миллионов долларов было переведено в состоятельный приморский курорт Санкт-Барбара, штат Калифорния. Большая часть этих долларов оказалась "в сундуках", расположенных в  бежевом здании на Карилло-стрит, построенном в испанском стиле и принадлежащем Santa Barbara Bank & Trust.
    Наверное, именно такой тип регионального банка, к которому относился SBB&T, являл для Казначейства образец идеального бенефициара программы ТАРП. Банк работает в регионе уже не одно десятилетие, обслуживая малые предприятия, а также состоятельных частных клиентов. Он спонсирует команды Малой лиги (прим. переводчика: Малая лига - детская бейсбольная лига в США), предоставляет стипендии учащимся местных колледжей и играет активную роль в местной общественной жизни. Он поддерживает имидж "приверженца духа самоотдачи при исполнении долгосрочных обязательств перед местным сообществом, которому мы все служим".
    Сколько именно средств по программе ТАРП было получено банком и местным сообществом, остается неизвестным. Известно другое. Банк является оператором неафишируемой и крайне противоречивой по своей сущности программы, созданной далеко не для жителей цветущих элитных анклавов Санта-Барбары. Словно помещик, живущий за пределами своего имения, и в полном соответствии с "философией самоотдачи", местный банк является крупнейшим игроком в бедных кварталах. Причем, не с самой лучшей стороны. За пределами Санта-Барбары SBB&T активно продвигает выдачу так называемых займов досрочного возмещения (refund-anticipation loans) - дорогих займов для бедных людей под самые хищнические в округе проценты.
    Займ досрочного возмещения представляет собой краткосрочный займ, выдаваемый налогоплательщикам, подавшим заявление на возмещение налога. Вместо того, чтобы ждать несколько недель выплаты возмещения от Службы внутреннего налогообложения (Internal Revenue Service), налогоплательщик оформляет в банке займ на сумму возмещаемого налога, уменьшенную на суммы процентов, комиссий и прочих вознаграждений банка. Банк взаимодействует с налоговыми агентами, которые оформляют документы по возмещению налога, после чего выписывает налогоплательщику чек.  В качестве обеспечения займа выступает ожидаемое возмещение налога. Теоретически займы досрочного возмещения доступны каждому, но на практике ими пользуются исключительно бедняки. Как правило, эти займы выдаются на небольшой срок в несколько недель - столько времени требуется Службе внутреннего налогообложения для оформления документов и выдачи чека налогоплательщику, - но процентные платежи и прочие комиссии, взимаемые банком, настолько велики, что заемщики теряют до 20% от суммы возмещаемых налогов. Последние отчеты показывают, что реальная процентная ставка по таким займам достигает 700% годовых.
    SBB&T является одним из трех банков, доминирующих в этом темном секторе банковского рынка.  Кроме него здесь орудуют еще J.P. Morgan Chase и HSBS. Но если для "крупняка" этот вид деятельности является скорей второстепенным дополнением к основному бизнесу, то для финансового благополучия SBB&T бизнес по выдаче высокопроцентных займов беднякам является серьезным подспорьем. Процентные доходы от данного вида бизнеса составили 24% от всех процентных доходов банка в 2008 году, это второй по прибыльности бизнес для банка после выдачи ипотечных займов под приобретение коммерческой недвижимости. Уступив давлению клиентов, некоторые банки, например, J.P. Morgan Chase снизили ставки по займам досрочного возмещения. Но только не  SBB&T. Чи Чи Ву (Chi Chi Wu), представитель Национального центра по законодательству в сфере защиты прав потребителей (National Consumer Law Center) из Бостона называет SBB&T "маленьким банком с острыми зубами".
    Министерство юстиции США и власти штатов Калифорния, Нью-Джерси и Нью-Йорк предприняли ряд действий против налоговых агентов, с которыми сотрудничал SBB&T, обвинив их в подаче ложной рекламы и оформлении мошеннических налоговых возмещений. В результате подобных операций SBB&T присовокупил к своим активам 22 млн. долларов невыплаченных займов досрочного возмещения.
    Банк настаивает на том, что полученные по программе ТАРП средства не использовались для финансирования выдач займов досрочного возмещения. "Капитал, полученный SBB&T от Казначейства США по программе ТАРП, не планировался использоваться и не используется для фондирования какого-либо займа досрочного возмещения", заявила Дебора Витли (Deborah J. Whiteley), исполнительный вице-президент компании Pacific Capital Bancorp, материнской организации SBB&T. Другие банки, получившие средства по программе ТАРП, сделали похожие заявления, особо подчеркивая, что деньги, полученные от Вашингтона, просто пополнили их капитали и не выделялись специально на какие-то особые цели. Но на телефонной конференции с аналитиками 21 ноября Стефен Мастерсон (Stephen Masterson), финансовый директор Pacific Capital Bancorp признал, что полученные средства "определенно нам помогают.. Мы не привлекали средства от ТАРП специально с целью увеличения нашей программы предоставления займов досрочного возмещения, но определенно эти средства позволяют нам иметь более высокие коэффициенты обеспеченности капиталом".
    И действительно, вполне возможно, что вливание капитала от Казначейства стало настоящим спасательным кругом для тонущего SBB&T. По заключению Региональной ассоциации повторных капиталовложений, которая уже в течение многих лет осуществляет мониторинг финансового состояния SBB&T и его программ, в 2008 году этот банк стал бы убыточным, если бы не его деятельность по выжиманию соков из бедных людей по всей стране.


    Кашляющие и бедствующие студенты

    Key Bank of Cleveland - еще один банк, получивший утвердительный ответ из Казначейства, и еще один банк, кредитная политика которого вызывает вопрос к представителям финансового ведомства: "О чем вы думали, когда давали им деньги?".
    В рамках программы ТАРП Key Bank получил от Казначейства 2,5 млрд. долларов. Его материнской компанией является KeyCorp, крупный банковский холдинг со штаб-квартирой в Кливленде. Имея обширную филиальную сеть, состоящую из 989 филиалов, расположенных в 14 штатах и предоставляющих полный спектр банковских услуг, KeyCorp позиционирует себя как "одну из крупнейших в стране компаний, предоставляющих финансовые услуги" с активами 98 млрд. долларов. Также отмечается, что данный банк занимает 7 место в стране по портфелю выданных кредитов на образовательные цели. Летом 2008 года, когда многие банки и компании с Уолл-стрит увязали в финансовых проблемах быстрее, чем считали убытки,  KeyCorp выпустил преисполненный оптимизма отчет для инвесторов: "Наши издержки полностью контролируются", заявляли в компании, "У нас сильные показатели по комиссионным доходам, сильные показатели по резервам. Наша капитализация остается весьма высокой".

    Но то, что не нашло упоминания в данном отчете, составляло весьма серьезную для компании проблему.  KeyCorp находился в центре расследования, проводимого Службой внутреннего налогообложения, предметом интересов налоговиков стали сомнительные сделки по налоговому лизингу, компания должна была срочно найти 2 млрд. долларов для последующего депонирования их у государства, - от компании требовали увеличить коэффициенты мгновенной ликвидности и урезать дивиденды после 43 лет их непрерывного роста. Тем временем, организации по защите прав потребителей тоже внимательно присматривались к KeyCorp, кредитную политику которого в области образования они прямо характеризовали как хищническую. По сообщению газеты The Salt Lake Tribune,  "KeyCorp не только финансирует школы с сомнительной репутацией, но специально выискивает их и устраивает с ними взаимовыгодное и крайне прибыльное сотрудничество, обманывая таким образом простодушных студентов, которые думают, что имеют дело с солидными учебными заведениями".
    За последние годы тысячи студентов получили образовательные кредиты от банка на обучение в школах профессиональной подготовки по самому "широкому профилю" -  это школы, предлагающие курсы по эксплуатации и ремонту компьютеров, курсы специалистов по ремонту электробытовой техники и даже курсы по подготовке нянь. Одним из таких заведений была школа "Вертолеты Невады" (Silver State Helicopters, прим. переводчика: Silver State (Серебряный штат) - неофициальное название штата Невада); основанная в Лас-Вегасе и управляющая летными школами в полудюжине штатов. Подпадая под влияние агрессивной рекламной кампании, студенты крайне прельщались перспективой одновременной подачи заявления на обучение в летную школу и заявления на образовательный кредит, которое направлялось в KeyBank. Одобрив кредит, KeyBank, в соответствии с устоявшейся практикой, перечислял деньги за обучение напрямую в школу за весь срок обучения. Если студента отчисляли за неуспеваемость, то он оставался на долговом крючке у банка на всю сумму кредита, причем с приличной процентной ставкой. 

    То же правило действовало в случае закрытия школы, что и не преминуло случиться с «Вертолетами Невады». Школа закрылась 3 февраля 2008 года безо всякого предупреждения. «Поскольку ежемесячные операционные расходы обозначили в последнее время стремительную тенденцию к увеличению и уже существенно превышают денежные притоки», - гласило электронное сообщение, адресованное работникам школы, - «совет школы принял решение прекратить всю деятельность, начиная с 5 часов вечера сегодняшнего дня». Более 750 работников школы в 18 штатах остались без работы. Было прервано обучение более 2500 студентов (за которое они уже заплатили порядка 70 тысяч долларов).

    «Вертолеты Невады» была летной школой, но как утверждают критики, она функционировала по принципу классической финансовой пирамиды. Пока обеспечивался стабильный приток денежных средств в виде студенческих займов, схема работала, и все было хорошо. Key Bank эмитировал ценные бумаги под обеспечение студенческих займов, объединенных в пулы (секьюритизацию), и продавал эти бумаги на Уолл-стрит, так же как поступали и другие участники рынка высокорисковой ипотеки (subprime mortgage). Но когда Уолл-стрит прекратил покупать бумаги по адекватным процентным ставкам, источник денег мгновенно испарился. Как вынужден был сухо заметить сам Key Bank: «В 2007 году Key не смог произвести секьюритизацию своего портфеля студенческих займов по рентабельной ставке». А без займов, - или иначе говоря, без сотрудничества с Уолл-стрит, школа лишилась доходов.

    В феврале 2009 года, рейтинговое агентство Fitch, которое оценивает рейтинг эмитентов долговых обязательств в зависимости от их способности выполнять свои обязательства», присвоило 16 транзакциям KeyCorp по студенческим займам на общую сумму 1,75 млрд. долларов рейтинг «устойчиво негативный», сигнализируя о возможности дальнейшего ухудшения кредитоспособности эмитента.

     

    Хищник-спаситель

     Компания-гигант Capital One держит свою штаб-квартиру в Мак-Лейне, что в северной Вирджинии. Немногие американцы знают, что на самом деле это организация является банком. В последние годы феноменально успешная маркетинговая стратегия вывела компанию на позицию пятого по величине эмитента кредитных карт в Соединенных Штатах, что позволило ей использовать полученные прибыли для экспансии на рынок розничных банковских услуг, кредитов под залог жилой недвижимости и других видов кредитования.

    Capital One никогда не раскрывала, как она собирается распорядиться чеком на 3 млрд. долларов, полученным от Казначейства США в рамках программы ТАРП 14 ноября 2008 года. Но спустя три неделя компания купила один из крупных финансовых институтов Вашингтона Chevy Chase Bank. Для жителей Вашингтона Chevy Chase Bank являлся образцом корпоративной добропорядочности. Однако за пределами столицы у банка была совсем иная репутация. Подразделение банка, занимавшееся ипотечным кредитованием, применяло в своей деятельности методы, послужившие главной причиной обвала на ипотечном рынке – выдача рисковых займов под высокие проценты, которые позже обернулись  невозвратами. Портфель ипотечных кредитов банка был обременен так называемым высокопроцентными опционным плечами  - ипотечными кредитами с регулируемыми процентными ставками, предусматривающими различные схемы начисления и уплаты процентов. Один из обычных приемов заключался в том, что размер ежемесячного процентного платежа оставался неизменным годами, а потом неожиданно банк резко поднимал процентную ставку. После того как начисленные проценты превышали сумму ежемесячного платежа, банк причислял их к сумме основного долга, еще глубже загоняя заемщиков в долги. Будучи введенными в заблуждение, многие заемщики банка оказались на грани разорения и потери своих домов, а некоторые даже вынуждены были отдать свои заложенные дома банку. К середине 2008 года «неработающие» активы утроились в размере по сравнению с сентябрем 2007 года, составив 490 млн. долларов.

    И тут на помощь терпящему бедствие банку подоспел Capital One. Щедро одаренный казенными средствами от программы ТАРП, Capital One превратился в эдакого местного князька, самолично решавшего, кого ему надо спасти из ближайшего банковского окружения. И он купил  Chevy Chase Bank за 520 млн. долларов вместе с портфелем проблемных кредитов последнего на сумму 1,75 млрд. долларов. Сумма сделки была лишь небольшой частью от того, на что мог бы рассчитывать Chevy Chase, если бы не пустился во все тяжкие, увлекшись экзотическими видами ипотечных кредитов и другим высокорисковым кредитованием.     

    Тем временем, несмотря на спасительное поглощение Chevy Chase, Capital One продолжал выжимать все соки из держателей своих кредитных карт, резко повысив процентные ставки и установив новые правила, которые делали кредит еще более дорогим и менее доступным. Для многих держателей карт процентные ставки были повышены с 7,9% до 22,9%. Вместо того, чтобы используя многомиллиардную помощь правительства, стимулировать кредитование, Capital One фактически занималась «закручиванием гаек».

    Действия Capital One вызвали гнев у многих его клиентов, многие из которых были держателями карт банка уже в течение не одного десятка лет. «Не так давно, как я знаю, вы получили от правительства целевые средства на стимулирование кредитования и помощи экономики для выхода из рецессии» - писала женщина из Холланда, штат Мичиган. «Вы же поступили ровно наоборот». Другие же компании-лидеры рынка кредитных карт, такие как Bank of America, J.P. Morgan Chase и Citibank пошли тем же путем, что и Capital One, резко подняв процентные ставки, в массовом порядке отказывая заемщикам в выдаче кредитных карт, они совершенно извратили суть намерений Казначейства, предоставившего им средства по программе ТАРП.

    (Продолжение следует) 















  • My Top 100

  • Обзор альбомов с сайта batzbatz.com. Часть 2.