03.11.2011

Куба: 5



  • Арабская ложь

  • Безымянный 203342


  • День пятый. Сиенфуэгос.
    Сиенфуэгос – городок относительно небольшой. Хотя не так. Сиенфуэгос меньше Гаваны и Сантьяго, но больше, например, Лас Тунаса и Ольгина. Там есть свой бульвар Прадо, как в Гаване, и свой Малекон – набережная. На главном бульваре дома с колоннами на фасадах, на других улицах – по-разному. Жизнь такая же неспешная и размеренная, как везде, кроме, пожалуй, Гаваны, и то, тут можно спорить. Зато только в Сиенфуэгосе я застал такую картину: утром, когда я какраз делал запись, на улице зазвенело что-то и громко закричали: «Свежий хлеб!Масло!»
    Я вышел посмотреть на балкон. По улице едет дядька на велосипеде с двумя коробками. В одной из коробок – само собой, хлеб, в другой каким-то образом не тает масло.
    Стою на балконе. Смотрю. На другой балкон, в доме напротив,выходит мужчина. Завёт продавца. Когда тот останавливается под балконом, сверху спускается верёвка с кульком и прищепкой. В прищепке деньги. Продавец кладёт впакет хлеб, масло, берёт деньги, сдачу прищепляет обратно, пакет поднимается…Наши хозяева, я потом видел, тоже так делают. И все, кто на втором этаже живёт,тоже… А выше этажей практически ни в одном кубинском городе в центральной части нет. Но это в провинциальных городках. На окраинах строят многоэтажки, в центре– нет.
    Но самое пикантное в Сиенфуэгосе то, что это был любимый город Бени Море. Там посередине бульвара стоит его статуя в полный рост в бронзе и везде по городу цитата висит: «Сиенфуэгос – мой любимый город».
    В каждом кубинском городе есть или CasaDeLaMusica или CasaDeLaTrova. Или и то и другое. Но несмотря на столь привлекательные названия, далеко не в каждой выступают музыканты с концертами, ни известные, ни неизвестные. Часто это просто места, где по вечерам проходят дискотеки или народ просто бухает и общается под музыку. Именно поэтому в CasaDeLaMusica в Сиенфуэгосе мы не пошли. Вместо этого купили бутылку рома и вечером знатно посидели с хозяевами нашей Casa и ещё одними жильцами. Было так хорошо, что хозяин потом ходил за второй, а сосед принёс третью. Таким простым и весёлым образом мы отпраздновали одно событие, которое произошло в этот день при нашем непосредственном участии. Но прежде чем о нём писать, надо упомянуть одну вещь: туристу… или нет, по-другому –иностранцу, не живущему постоянно на Кубе, путешественнику, днём в кубинском городе делать нечего. Нет, можно, конечно, посетить местный краеведческий музей, квартиры-музеи известных революционеров и т.п. На посмотреть город,любой, кроме Гаваны и Сантьяго, уходит 2-3 часа. Повтыкать, поснимать,пофотографировать… Всё. Сами кубинцы или работают или сидят на ступеньках и порогах своих домов, в парках (одно название – стыд-позор: два куста, три скамейки), на бульваре. Общаются, втыкают… А по части культурно-массовых мероприятий – в основном, выходные, и то не все, или вечером, начиная с 22-23часов.
    Так что,пошарившись пару часов по Сиенфуэгосу, мы решили съездить посмотреть на ещё одно чудо местной природы – водопад и каскады Эль Ничо( ударение на первый слог)…
    Эль Ничо. Дорога туда заслуживает особого внимания. Во-первых,никаких указателей. Спасало только то, что это по дороге в Тринидад, и то это узнаётся, если смотреть на карту. Во-вторых, сама дорога. Ямы бывают в самых неожиданных местах и такой глубины, что провалится и трактор… Указатели,кстати, даже на Тринидад, быстро закончились, причём как раз на развилке. Пришлось довериться случаю. Почти не подвёл. А ещё есть автостопщики. Здесь, на Кубе,этот способ передвижения, видимо, самый любимый. Наверное, потому что не надо «париться».Ну, как во всём. Руку поднял и ждёшь… Но если остановиться, эти люди сделают всё, чтобы сесть к тебе в машину. Так, по дороге на Эль Ничо, когда я вынужденно притормозил на перекрёстке, подскочили сразу несколько, а один,самый шустрый, начал проситься в Тринидад. Мол, он преподаватель танцев и опаздывает. Когда же я сказал ,что мы едем на эль Ничо, он заявил, что там закрыто и ничего нет… Вообще, я бы подвозил часто и много, но Ира побаивается и немного нервничает. Но попутчиков мы периодически брали. И первым, кого мы взяли, был пожилой сельский житель, который взялся показать дорогу после того,как мы подвезём его. И тут у меня случился очередной культурный шок. Потому что если городского кубинца можно, пусть и с трудом, понять, когда он говорит быстро, то кубинца из села – нереально. То есть, можно, но напрягаться надо так, что мозг лезет через уши. Они в принципе не говорят медленно, заменяют одни звуки другими и глотают треть каждого слова в предложении.
    Поворот свой мы, в общем, проехали. Пришлось взять ещё одного «языка». Когда он показал, куда надо сворачивать, я подумал сразу несколько мыслей: 1) Эль Ничо – очень секретное место; 2) этот дядька сам не знает, куда ехать; 3) на хрена оно нам надо! Это был незаметненький поворотик в самой середине какой-то селухи без каких бы то ни было указателей или табличек,после которого через 17_18 км мы будем на месте. На третьем-четвёртом километре вышеуказанные мысли настойчиво просились наружу. Дорога пошла холмами и поворотами, уводя нас глубже в горы. На двенадцатом-тринадцатом километре мысли всё таки вырвались, но совсем не теми словами. Дорога кончилась. Начался капец.Впечатление было такое, что именно тут скрывался Кастро с партизанами, и армия об этом знала и бомбила это место особенно яростно. Я думал, машине кранты придут. Ира боялась молча. А потом начала узнавать места по фотографиям ростовчан. А потом мы приехали.
    Да, в целом, оно того стоило. Там действительно очень красиво. Смотреть фото. Описывать это долго и бесполезно.
    Возвращались мы уже в темноте, о-очень медленно, прихватив с собой одного из работников ресторанчика при водопаде. Он периодически что-то бормотал, но дорога занимала всё моё внимание, поэтому я не мог отвлекаться на его курлыканье.
    Как писалось выше, именно это событие мы вечером праздновали с хозяевами, соседями и тремя бутылками рома. На середине второй, Марилу, наша хозяйка, спросила, может, мы хотим есть. Я, уже набравшись наглости и рома, громко сказал, что, я бы и поел,но они, кубинцы, готовить ни хрена не умеют. Она весело согласилась и добавила,что она так точно не умеет. Тут я разошёлся совсем и сказал, что сейчас я научу. Марилу спросила ,что мне для этого надо. Я потребовал куриное мясо, две луковицы, морковь и томатную пасту. Мне сказали, что о филе или грудинке можно только мечтать – есть ноги, две луковицы – это уже капитализм, а вообще холодильник и кладовая с продуктами в моём распоряжении. Нагло выгнав всех из кухни, я окопался там, вооружённый сковородкой и специями и начал творить,периодически отбивая атаки участливых собутыльников, страстно желающих поприсутствовать при процессе или чем-нибудь помочь. Фоном этому были тихие и частые замечания бабули – мамы Марилу: «Что он там делает?», « Он умеет готовить?», « Нет, ты глянь!» и «Зачем ему столько лука?». Когда всё было готово, я торжественно вынес блюдо прямо в сковороде к столу. Мои кулинарные способности были достойно вознаграждены облизыванием пальцев (каждый своих) и фразой Марилу «Завтра ты готовишь нам еду!»… Спать улеглись последними я и Майито,друг хозяйки, когда увидели дно третьей бутылки, часа в три ночи.
    Забыл совсем. В день поездки на Эль Ничо, когда мы гуляли по городу, на одной из улиц вдруг послышался звук конг. Идя на звук, мы зашли в полуразрушенное здание, в котором на втором этаже репетировал маленький музыкальный коллектив. Их было человек семь плюс руководитель. Репетировали сальсу.Нам любезно разрешили побыть на репетиции. Должен сказать, наблюдать за тем,как репетируют не менее интересно, чем за тем, как играют. Кажется, что приподнимаешь завесу маленькой тайны – как делается такая музыка. Сами музыканты от репетиции получали совершенно очевидное удовольствие.















  • Арабская ложь

  • Безымянный 203342