• cross-post

  • Сказка

  • Если по сошествии в ад спаситель имел возможность вывести в рай чьи-то бестелесные души, то получается, что с окончанием биологического срока душа по своим заслугам сразу же определяется в ад или рай на ближайшую вечность. Страшный суд в этом случае не нужен, что приведёт к противоречию с самим же писанием.

    Католицизм роль страшного суда не потерял, помещая души предков в чистилище. Хотя в этом случае умаляется роль сошествия в ад, если вывести оттуда ничьи души нельзя.

    Сошествие в ад и страшный суд постулируются; например, Никео-Цареградским символом веры.
    Факт вызволения душ ветхозаветных праведников как результат победы мессии над адом известен из патристики. Но и логичен сам по себе с той точки зрения, что христианское учение, будучи основанным на иудаизме, и осуждающее великих еврейских пророков на вечные муки, было бы невозможно утвердить в еврейском обществе. В то же время, заселить рай заслужившими того душами до появления христианства, означало бы низвести новую спасительную религию из статуса «единственной и необходимой» до уровня «одной из».

    Если из известных фактов следует противоречие, то делается вывод, что по крайней мере один из фактов ложный. Здесь это может возникнуть в результате недостаточной проработки вопроса с моей стороны, или же по причине несостоятельности с позиции логики рассматриваемого учения.

    На ту же тему можно вспомнить ночной эпизод «И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие» [Мтф. 17:3] Если Моисей и Илия самостоятельно являются прямо из ада, то зачем их понадобится впоследствии спасать.

    При чём, согласно [Лк. 22:43], тогда же в саду: «Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его.» У Марка и Иоанна сверхъестественных явлений в Гефсиманском саду нет: «Возвращается и находит их спящими» [Мрк. 14:37].

    Разрешая парадокс вечных адских мук в ожидании страшного суда (и несколько смежных вопросов), Н.В. Бердяев приходит к концепции субъективного ада, который как бы вечный, но временный. Ад рассматривается как состояние сознания, души. [Н.В.Бердяев, О назначении человека. Опыт парадоксальной этики] При этом не рассматривается процесса сошествия в ад, оставляя только вопрос, как бы его стоило в таком случае воспринимать. Ведь едва ли спаситель погрузил своё сознание в состояние полного отречения от господа. Кроме того, приверженцы идеи _не_ вечного ада преданы анафеме: «Кто говорит или думает, что наказание демонов и нечестивых людей временно и что после некоторого времени оно будет иметь конец или что будет после восстановление демонов и нечестивых людей, – да будет анафема» [9й анафематизм Собора 543]

    В завершение незаконченной заметки обозначу общий вывод: эсхатологическая концепция не может формироваться на базе христианского учения.



  • cross-post

  • Сказка