• Философские рефлексии “на заданные темы” (2007)

  • Проектный бизнес и модели его успеха

  • «И много секшеся казанцы, и многих вои русских убиша, и сами ту же умроша, храбрыя, похвално на земле своей».
    «История о Казанском царстве»

    Казанское ханство как самостоятельное государство возникло в 1438 году. Оно выделилось из Золотой Орды, хан считал себя его на­следником славы Мамая и Батыя. Это было многонациональная дер­жава, объединившая, кроме волжских булгар, - марийцев, чувашей, удмуртов, мордву и башкир. Ханство находилось в разное время в вассальной зависимости от России, то от Турции (с 1524 года).

    Не смотря на вассальную зависимость от России, казанские ханы считали наших предков своими врагами и, часто в союзе с крымскими татарами или с литовцами, совершали грабительские набеги на наши земли, брали русских в плен. Было еще одно важное обстоятельство, исключавшее дружбу между Москвой и Казанью. Этот камень пре­ткновения – выход к Волге.

    Иван Грозный совершил несколько неудачных походов на Ка­зань, но, в конце концов, решил победить, во что бы то ни стало. В 1551 году он на острове, при впадении реки Свияги в Волгу, построил плацдарм для будущих боевых действий  – крепость Свияжск. А в 1552 году, собрав большое войско (по разным данным – от 100 до 150 тысяч) двинулся к Казани.

    Формальным поводом для начала боевых действий  послужил конфликт. Москва назначила ханом в Казань Шах-Али, но там его не приняли и в 1552 году выгнали вон. Иван Грозный решил послать туда своего наместника, князя Семена Ивановича Микулинского-Пупкова. Казанцы перед русскими заперли городские ворота и вы­крикнули обидные слова: «Ступайте, дураки, в свою Русь, напрасно не трудитесь; мы вам не сдадимся; мы и Свияжск отымем!»

    Казанцы не боялись ответного удара, так как предварительно до­говорились о совместных действиях с врагами Руси, в первую оче­редь, с ногайцами и астраханцами. Из Астраханского ханства прибыл с 10-тысячным войском царевич Едигер. Ногайцев вел их князь Япанча. Ну, и конечно, боевой дух горожан возбуждали священники – муллы.

    Словом, вызов был брошен. Оставалось дать на него ответ. И надо сказать, что Русь к этому вызову была готова. Во-первых, с 1550 года началось формирование регулярной армии – стрельцов, во-вто­рых, была усилена артиллерия, в том числе и полевая, в-третьих, в русском войске были минеры. И последнее, может быть самое важ­ное. Русское войско страдало местничеством: каждый князь командо­вал своими людьми и не координировал действия с другими отря­дами.

    Но теперь у молодого царя хватало авторитета, чтобы, возгла­вив войско, прекратить местничество и добиться полной координации действий.16 июня 1552 года Иван Васильевич оставил столицу и во главе основных военных сил выступил к Коломне. В это время крым­ский хан Девлет-Гирей, стремясь воспрепятствовать походу русских, вторгся в наши земли. Он думал, что русский царь с главными силами уже находится под Казанью, и не рассчитывал встретить русских на своем пути. Обескураженный своей неудачей, он повернул назад и после безуспешных попыток взять Тулу бежал, как сказано в лето­писи, «с великим срамом», оставив часть обоза и артиллерии. После этого русское войско спешно двинулось под Казань, преодолевая в среднем 30 километров в сутки. 19 августа русское войско подошло к городу, но тут царскую армию подстерегала новая беда. Разразилась страшная буря с дождем и ветром. Все шатры повалило на землю, а суда с припасами, прибывшие по Волге, утонули.

    Надо отдать долж­ное царю. Он сумел прекратить начавшуюся панику и послал за при­пасами в Свияжск. Одновременно он сумел организовать воевод для отражения нападений астраханского царевича Япанчи. И руководил действиями артиллерии, которая начала безостановочный обстрел го­родских стен. Казанцы тоже не сидели, сложа руки: ежедневно они организовывали вылазки. Надо заметить, как правило, безуспешные. Да это и не удивительно: защитников крепости было в несколько раз меньше, чем осаждающих.

    Надо отметить, что царь предложил казанцам сдаться. В против­ном случае грозил перебить всех защитников. Естественно, они отка­зались, готовые драться до последней капли крови. Осада затянулась. При этом русские отдавали должное героизму татар и сочувствовали им. В знаменитой средневековой повести «История о Казанском цар­стве» написано: «И много секшеся казанцы, и многих вои русских убиша, и сами ту же умроша, храбрыя, похвално на земле своей. Како бо можаху казанцы битися с такими русскими силами многими, яко бытии на единого казанца русинов пятдесят».

    Между делом, воевода князь Александр Борисович Горбатый-Шуйский после кровопролитного боя взял в Арском лесу сильно ук­репленный острог, который стоял на крутой горе, между болот, и служил военно-вещевым и продовольственным складом. Все непри­ятельские запасы достались русским. Управившись здесь, воевода по­воевал Арскую землю вплоть до самой Камы и спустя десять дней вернулся под Казань с богатой добычей: в обозе пригнали множество скота, доставили на подводах муку, пшено, овощи. Кроме того, вое­вода вернул из татарского полона много русских пленных.

    Словом, с такими запасами продовольствия можно было еще долго осаждать город.

    Следующая удача: дьяк Выродков построил осадную башню в шесть сажен вышиной. Ночью ее подкатили на катках к городской стене, втащили туда пушки, а с рассветом начали обстрел внутренней части города; пищальники выбивали живую силу врага. Казанцы ис­кали спасения в ямах, прятались за насыпными валами; не отказыва­ясь при этом от вылазок и продолжая нападать.

    Кончился август, подходил к концу сентябрь, а конца осады все не было видно – горожане, не смотря на недостаток воды (русские подорвали источник питьевой воды) голод и начавшиеся болезни, держались стойко. Все решилось, когда русские смогли подтянуть пушки к самым воротам. Татары совершили очередную вылазку. Силы были неравные и русские ворвались в город, но развить победу не смогли. Царь, решив действовать наверняка, не дал подкрепления воеводе Воротынскому и приказал отступать. Однако Арская башня осталась за стрельцами, а все ворота, мосты и стены были подожже­ны.

    Татарам пришлось всю последующую ночь заделывать прорехи в обороне: ставить против них срубы и засыпать их землей. Но, очевид­но, этих мер было недостаточно. С раннего утра следующего дня – это был праздник Покрова (обращаем на это ваше внимание), «заго­ворили» русские пушки. Они били до тех пор, пока не разбили город­скую стену до основания, после чего заполнили рвы бревнами и зем­лей, а где это было невозможно, перебросили мосты. После этого, второго октября, русские войско без малейших усилий могло войти в город. Все силы были выстроены, как для парада: сначала должно были идти казаки и полки боярских людей. В каждом полку было по пять тысяч конников, тысяча стрельцов с пищалями и около тысячи казаков с луками и рогатинами. Во второй линии шли воеводы с глав­ными силами. В третьей – царская дружина и запасные воеводы.

    Перед одновременным наступлением через все ворота, царь по­слал в город мурзу Камая, чтобы  предложить казанцам капитулиро­вать. И вновь, уже в совершенно безнадежной ситуации, они ответили отказом. Все мужчины были перебиты – таковы были жестокие вре­мена. В живых остались только женщины и дети.

    По возвращению домой Иван Иванович в разговоре с заболев­шей женой Анастасией, похвастался своим великодушием.

    Свияжск - город-остров.

    Написано веб-клиентом Swiftpen.




  • Философские рефлексии “на заданные темы” (2007)

  • Проектный бизнес и модели его успеха