• Игра. Пуст - Путешествие в смерть. Глава 001.

  • Названы претенденты на премию Телетриумф

  • Когда в раннем детстве меня спрашивали, кем я хочу стать, когда вырасту, я отвечала что ветераном. После недоуменных взглядов взрослых добавляла: «Люблю животных. Буду их лечить». Когда подросла и стала подавать большие надежды своей учительнице английского, поддавшись её и маминому влиянию, говорила, что буду переводчиком. Недолго говорила. Да и то – скорее для других, чем для себя. Язык всегда был интересен мне как средство, но не как предмет.
    Я никогда не хотела быть актрисой или певицей, как многие девочки. Хотя выступала на публике достаточно успешно. Чего стоят мои «концерты» на большой сцене в День города (артисты видели танцующую девчушку, поднимали на сцену – а меня было не унять). Или чтение в 2,5 года всевозможных басен и стихотворений типа «Мужичок с ноготок», о которых дети узнавали в начальной школе (знаю, что мой брат учил «Стрекозу и муравья» Крылова, когда я её уже вовсю декламировала, а разница у нас с братом – 9 лет). В общем, публичной персоной я была с младых ногтей. Аудитории не боялась вовсе (чем больше народу – тем лучше), но к себе никого не подпускала. Звездила, в общем. :)
    Так или иначе, я не помню, чтобы кому-то отвечала что-то определённое о своём будущем призвании. Что попало отвечать не хотелось, а конкретики не было.
    Однако, конкретики не было исключительно в словесном плане. Я хорошо помню одно: что бы я ни делала – рисовала, шила куклам наряды, мастерила поделки – я всегда представляла, что передо мной камера, и комментировала процесс. Со стороны, наверное, выглядело странно. Но это то перманентное, что было со мной всегда. Конечно, я не думала тогда о журналистике (что за зверь такой?) и уж точно – понятия не имела, где нужно учиться, чтобы работать на ТВ. Хотя как-то задумалась об этом (точно помню!), но даже не спросила ни у кого.
    Когда мы учились классе в 6-7, я зашла в гости к подружке. И за чаем, ни с того ни с сего её бабушка сказала: «Юля, ты должна быть журналистом». Мне, с моими «переводчиками» и (тогда уже) «психологами» журналист показался более страшным зверем, чем тогда – лет в 8. Не помню, что я тогда ответила, но эта фраза осталась в моей памяти навсегда. Наверное, именно тогда в моём подсознании всё уже сложилось в единую картину. Поэтому и не случились в моей жизни «переводчики-психологи», хотя всё к этому шло. Опять же, я абсолютно не помню, как меня занесло на журфак в наш университет. Ясно, что от отчаяния, что родители не пустили в питерский вуз, в который я уже поступила. Но в ТГУ я относила документы как бы между делом. Помню, позвонила папе и сказала: «Я подала документы в ваш (!) ТГУ. Радуйтесь!» Ныла я ещё долго. Но это не было связано со специальностью. Хотя первые пару месяцев учёбы я всё ещё не понимала, как оказалась среди этих подготовленных ребят, выпускников всевозможных школ юнжуров, да юнкорров с багажом публикаций и уже знакомыми с преподавателями (хотя, такие ощущения в начале были у многих). Впрочем, уже первая сессия всё расставила на свои места.
    Потом проблема самоопределения стала заключаться в выборе специализации: печать, радио, ТВ. И хотя многие сомневались до последнего, прыгали из группы в группу, я и тут всё решила изначально. Моей журналистика была только в телевизионном формате. Печать итак была, есть и будет – это основа профессии. А вот ТВ – это совсем другой мир. По сути – другая профессия.
    Вот пишу я всё это и понимаю: рука судьбы вела меня неотступно. Я не могу иначе объяснить, почему всё складывалось так, а не иначе. Выбор специальности, поступление в вуз, выбор специализации, практика и работа, связанные с музыкой… Сотни раз дорога могла вывести совсем в другую сторону. Но…Значит, не могла.
    Наверное, поэтому я до сих пор не могу ответить на вопрос, как в моей жизни появилась журналистика. Судьба?
    Я не помню, что отвечала на вопрос «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?». Я выросла и стала журналистом. Но тот детский вопрос для меня всё ещё актуален. Потому что я продолжаю расти. Теперь уже как журналист. И сейчас, если бы меня спросили, я бы ответила: «Когда вырасту, я хотела бы стать хорошим документалистом». *Страшно говорить об этом, потому что высказанное редко сбывается. Но это не мечта. Это цель. Цели менее хрупки.* У меня множество идей и сценариев в голове. Есть даже конкретные названия для будущих фильмов. Но пока нет возможности всё это воплотить. Потому что ещё очень рано. Сняв свой дебютный фильм, я поняла, что это моё. Но позже. До желаемого нужно дорасти. И хотя дебют мой был успешен, это дало мне уверенность в одном: чем выше поставлена планка, тем выше и дольше придётся прыгать.
    Так было всегда. И во всём. Даже в чувствах. Впрочем, иногда мне кажется, что границ между всем этим нет. Всё это и есть Жизнь. Вряд ли мы можем быть уверены в том, что знаем, что и как для нас лучше. Всё идёт своим чередом.
    Рука судьбы, я тебе доверяю.












  • Игра. Пуст - Путешествие в смерть. Глава 001.

  • Названы претенденты на премию Телетриумф