• Flying home.

  • Дидактичное

  • ВЕСЫ

    Не занавес спущен, земное не кончено действо,
    Но пенится кубок и высится древняя башня,
    И море припомнит планеты забытое детство,
    И сфера земная качнет поднебесные брашна.
    Не нами придуман, Ты вечен в своем равновесье,
    В тебе парадокс двуединства рожденья-распада,
    А третье - незримо, Нездешнего Света известье,
    Живительный вздох в океане мертвящего яда.

    Но чаши весов никогда не обрящат покоя,
    Чтог в высь вознесется - то вскоре низвергнется в бездну,
    И высшая сложность вернется в первично-простое,
    В молчанье и веру, что я никогда не исчезну.

    СКОРПИОН

    Кто в чем виноват, но мы сами себя истязаем,
    Росинкой слезит острие скорпионьего жала,
    Что ядом округло. Укол его неосязаем,
    Но, кажется, смерть неподвижную руку пожала.
    Он прячется в цердце, низрим, и с душой неразделен,
    Он - горькая сладость и вечный источник мученья,
    Как будто ведет к непонятной и призрачной цели,
    И нет от него ни покоя, ни сна, ни забвенья.

    Я только ответчик на этом суде ежечастном,
    И нету присяжных, его приговор не оспорить,
    И яд не скудеет, но знаю, что глухо-безгласно
    Бессудное сердце, как солью убитое море.
    Пусть лучше читает страницы, умытые кровью,
    Нелегкой судьбы невеселую странную повесть,
    Где ставка - не сон, аппетит или даже здоровье
    Судья-скорпион, именуемый Божия Совесть.

    СТРЕЛЕЦ

    Он выбрал мишенью не дичь, не противника - Вечность.
    Десница тверда, и стрела угрожает зениту.
    Пусть небо ночное грустит под фатой подвенечной -
    Не дрогнет рука, и уста не прошепчут молитву.
    Есть высшая цель, есть утес несгибаемой воли,
    И выкован лук из огня и металла познанья,
    И холодно сердце, и тело бесчувственно к боли,
    И узы мирские распались под бритвой закланья.

    Звенит титива, но руки не покинуло древко,
    И замер стрелок, уходя в бесконечность прицела,
    Где время распалось и Воин надгробия предков
    Узнать не успел, что шагнул за границу предела.

    КОЗЕРОГ

    Очерчена сфера движеньем незримого круга.
    Минута покоя - и снова грядет возрастанье.
    Как мальчик младенчества, звонко, светло и упруго
    Веселая вьюга споет о Рождественской Тайне.
    Какое-то диво в рогах золотистого света
    Глядит в темноту, хакачавшись на зыбком причале,
    И огненный глаз его - главная года примета
    Грядущего утра - спешит успокоить печали.

    Хоть путь неизведан, но светит звезда Вмфлеема,
    Так значит - в дорогу, коль жаждет душа поклоненья!
    А где-то в хлеву, среди ночи, взирающей немо,
    Агукает мальчик, эпох предрешивший сцепленье.














































  • Flying home.

  • Дидактичное