• “Destinies Entwined I: Jaina’s Journey”

  • о себе любимой!

  • Двадцать пять максимум. Впрочем, она красива – а значит, я опять ошибся и ей не меньше тридцати. Интересно, каков предел, ниже которого я перестаю вычитать года? Лет шестнадцать, наверное. В любом случае, выше нимфеточных двенадцати.

    - Я что-то не так сделала? – спросила она. – Вы раздраженно на меня смотрите… и до сих пор не предложили выпить. – Она кокетливо посмотрела в сторону.
    - Простите, сейчас. Сухое, полусладкое?
    - Красное, пожалуйста.
    Что-что, а наливать женщинам я люблю: вроде мелочь, полузабытая традиция, а все равно чувствуешь себя мужчиной.
    - Так все-таки, - пригубив бокал, начала она, - в чем дело?
    - Вы мне напоминаете одну девушку.
    Она бросила быстрый взгляд. Насыщенно-карие глаза казались черными вдали от свеч, да еще и в тени недлинных темных волос.
    - Ты к ней тоже плохо относился?
    - Напротив, хорошо.
    - И что случилось?
    - …слишком хорошо относился.
    - Нельзя складывать царство к ногам раньше времени, - усмехнулась она.
    - Его вообще нельзя складывать. Я и не складывал, впрочем.
    - Тогда что случилось?
    Достоевская, а.
    - Просто не понравился ей. «Мы выбираем, нас выбирают, как это часто…»
    - Ерунда, - перебила она. – Ты явно где-то напортачил. Вы, мужчины, прощаете нам все за красоту, а мы – наоборот, признаем красоту только у правильных мужчин. Тех, кто не ошибается. Или хотя бы делает это уверенно. Иногда, - женщина допила вино, - это называют харизмой.
    Еще одна учит. Кто она такая вообще?
    - Кто вы?
    - Актриса. Налей еще, пожалуйста. Да, я резко перешла «на ты», извини. Или давай на брудершафт, пока не поздно исправить?
    Я пожал плечами и наполнил ее бокал.
    Никогда не целовал актрис, но почему-то показалось, что так и должно быть: безлично-профессионально, походя и с привкусом сладкого вина.
    - Ну же, расскажи о ней.
    - Не хочу.
    - Плохой признак, - прокомментировала она. – Значит, до сих пор…
    - Что до сих пор? Что?
    Актриса покачала головой.
    - Помнишь, у Моэма в его «Театре» - как бездарно играла влюбленность Джулия, когда на самом деле была влюблена? – Она закурила. – Это так, в сторону.
    Не знаю, что меня так разозлило, но я резко поднялся и со словами «здесь не курят» двумя пальцами, даже не послюнявив, потушил сигарету актрисы.
    - А вот это правильно! – рассмеялась в голос она. – Так и надо, без соплей.
    - Не надо мне говорить, как надо и как не надо, - ледяным тоном проговорил я. И пусть со стороны мой «ледяной тон», скорее всего, дрожал и срывался, как интернет по gprs. – Я знаю про все эти техники манипуляции, про харизму и ее причины, про…
    - Ох-ох, а знаешь, что самое печальное, знайка? – Она снова закурила и быстро, жадно затянулась, будто боясь, что я и сейчас отберу. – Несмотря на весь пафос и всю фальшивость, ты не переигрываешь, ты в самом деле так думаешь. Про искренность как основу и про исключительность каждой следующей девушки, которой посчастливилось тебе понравиться. То есть - не посчастливилось. Сколько можно наступать…
    Будь она мужиком, я бы выставил ее (его!) за дверь. Вместо этого я сам вышел; правда, в другую сторону – к вершине маяка.
    Ясный полдень, тихое спокойное море. В такую погоду маяк не нужен.
    - А знаешь, - снова послышался ее мелодичный надоевший голос. Я ведь закрывал дверь, закрывал! – Знаешь, тебе может повезти. Но играть с такими ставками – безумие. В плохом смысле слова.
    - Я и не играю уже, как видишь, - глухо ответил я.
    - Вообще не играть еще хуже. Но…
    Сколько можно противоречить самой себе? Даже хуже меня.
    - Но в любом случае, никогда не слушай советов женщин в том, что касается женщин. Никогда.

    Ближе к вечеру я все же зажег огонь в исполинской чаше. Просто так, захотелось если не закурить, то хотя бы подышать дымом.
    И все равно оказалось слишком поздно: корабль с ярко-красными парусами неведомым образом умудрился напороться на риф.
    Я прекрасно знал, что не успею никого спасти. Хуже того, я чувствовал, что на этом корабле никого и не было. Но я побежал к своей лодке, перепрыгивая через пять ступеней.













































  • “Destinies Entwined I: Jaina’s Journey”

  • о себе любимой!