• Как это по-русски?

  • Нефтяные поля Сирта

  • Я был военным. Но потом я отказался совершить, то о чем бы жалел всю жизнь. В силу военного положения, командование не стало тратить время на трибунал, и меня просто выкинули на индейской территории с одним лишь ножом. Несколько дней скитаясь по лесам, обессилив и мысленно готовясь к смерти, я набрел на одно индейское племя. Поначалу меня восприняли довольно враждебно, но поскольку опасности для них я не представлял, отнеслись ко мне снисходительно. Постепенно я стал все больше принимать участие в общественной жизни. Живя среди них я стал постепенно вливаться в жизнь племени, понимать их культуру, перенимать опыт, работать наравне со всеми.

    Все бы хорошо, но это были тяжелые времена: несмотря на то, что племя было мирным и справедливым, оно находилось в постоянной боевой готовности. Шла война с более радикальным, соседским племенем, да и постоянные налеты белых не давали спокойно жить. Это отнимало не только много сил, но и жизней и плачевно сказывалось на численности населения.

    Вместе с общественной жизнью, я стал свидетелем почти шекспировских драм. Дочь одного из немаловажных личностей племени была уличена в связи с воином из вражеского племени. И хоть она клялась в чистоте чувств, позор, павший на ее семью, был настолько велик, что ее заставили отречься от своей любви. Не желая принимать такого решения, она сбежала из племени. А позже ее тело нашли растерзанное каким-то хищным зверем.

    С этого момента племя поглотили полный упадок духа и депрессия. Надежды больше не было. Видя все это, я отправился во вражеского поселение, с целью убедить их заключить хотя бы временное перемирие ради борьбы с общим врагом. Это было гораздо более агрессивное племя, но все же их силы были истощены не меньше наших. Все мои убеждения могли сводиться только к их происхождению, но сам-то я был белым. Шансов было ничтожно мало. Но все же, чуть было не расставшись с жизнью, я убедил их сообща отстаивать свою культуру и родную землю. 

    Разведчики доложили что белые готовятся к крупномасштабному наступлению на эти земли. Объединенные общими корнями селения, готовились с честью бороться за свою свободу, пусть и в последнем бою. Я хотел остаться и поддержать их, но меня убедили, в том, что это не моя война. Но возложили на меня задачу, увековечить память о храбрых и свободолюбивых индейцах в анналах истории.

    Простившись с ними, я ушел. Позже я узнал что большинство были убиты. Лишь единицы выжили, но они попали в резервации. Это была даже не война, скорее истребление. Выполняя свое обещание, я описал все события свидетелем которых я стал, тем самым создав наследие индейского племени. Уверен, узнав эту историю, потомки коренных жителей Америки, проникнуться гордостью, и будут еще больше чтить своих предков.


  • Как это по-русски?

  • Нефтяные поля Сирта