• ПВЛК

  • Биохимия крови. Американские нормативы.

  • Это происходит по средам. Я возвращаюсь либо с какого нибудь собрания пресс центра, либо со второго высшего, и обычно иду домой часов в восемь. Мой маршрут весьма прост, я иду по невскому до пл.Восстания, и там у БКЗ сажусь на маршрутку.

    Именно в такие вечера, я каждый раз наблюдаю удивительное чувство. Город пустеет, и я чувствую себя его хозяином. Пробки рассасываются, воздух покрывается вечерней прохладой, а фонари загораются оранжевым светом, который отражаясь в небольших лужах вселяет спокойствие в твой мятежный дух. Я учусь в центре, и поэтому каждый день еду с Невского. Это великолепно, что такое время суток есть в моей неделе. Ведь без него, было бы очень грустно. Без невского Петербург скучен и сер. Только здесь пахнет жизнью, той что тянется миражом от кораблей покачивающихся на Неве и этих бесконечных мостов.  

    Город пустеет, и снова становится меньше. Кажется что вот улица, вот ещё одна, и больше ничего и нет. В такие моменты кажется что можешь пройти до дома пешком. Город словно дышит, освободившись от тяжелых машин и поспешных людей, с их капризными стучащими шагами. Они бегут как сороконожки, от нелюбимых к нелюбимым, чтобы хоть как то своровать у своей жизни ещё один вопрос для размышлений. Любовь это лекарство, таблетка от бессонницы, которая есть у каждого горожанина идущего домой с работы. У кого то её нет, но не потому что он её потерял или забыл, а потому что выкину. Если он не любит он болен, - весел, грустен, злобен, раздражителен, груб и глуп. Это прямо таки связанный клубок ощущений, как веревочная лестница тянущаяся от края пропасти. Это смешная обида на мир, что он не так хорош, как рисует его воображение во снах. И вот так же как хорошее вино, они капризны. Капризы - причудливая форма жалости и не принятия настоящего. То есть этого простого и живого. Города, людей, тебя, себя. Те кто убегают высыпая таблетки в раковину, обрекают себя на скитания.

    Все эти люди мертвы. Но они так быстро и заботливо стучат каблучками, что кажется что и нет никакой грусти, нет никакой безысходности и злобы. Они спешат туда, где кажется что будет лучше. Туда где можно обойтись без таблеток, или забыть что они вообще существовали в каком-то измерении. Наш город здесь, и здесь же есть наши жизни и наши судьбы. Они спутаны, но не разорваны.

    К вечеру город мой. И разговаривая с ним я понимаю что я не так важен для него, сколь он для меня, в эти тонкие минуты моей мечтательной слабости. Оранжевые фонари отражаются в стеклах моей маршрутки, я уже дома, и я здесь хозяин.


  • ПВЛК

  • Биохимия крови. Американские нормативы.