03.11.2011

Flying home.



  • Дидактичное

  • еще одна легенда

  • Я сидел и курил. Маленький уютный двор маленького уютного города. Почти вечер - самое удобное время, чтобы сидеть и курить. Неподалёку сосредоточенно играл мальчик лет тринадцати. Всё бы ничего, да только играл он в песочнице. Не обращал внимания ни на детей вокруг, что увлечённо наблюдали за ним, ни на меня, не отстававшего в интересе от детей. Сидел и лепил свои куличики. Я подошёл к мальчугану и спросил:
    - Давно ты здесь сидишь?
    - Да уж лет шесть, - мальчик даже не глянул на меня, сидел и лепил куличики.
    - И как?
    - Что?
    - Ну как тебе это... Сидеть здесь?
    - Нормально. Как всем. Вы же ходите туда-сюда. Сколько я тут сижу - столько и вы ходите. А по мне - что ходить, что сидеть...
    - Ты считаешь свои куличики?
    - Нет. Зачем? Я их слепил, они теперь сами по себе.
    - А разве у тебя нет родителей?
    Мальчик прекратил ковыряться в песке и поднял на меня взгляд:
    - А вам, дядя, что за дело?
    - Ну я помочь хочу. Ты, может, забыл о них. А они, может, волнуются.
    Он опустил голову и вновь продолжил своё монотонное зодчество.
    - Может, и волнуются... Я их не видел никогда. Но я не сирота и не беспризорник, вы, дядя, не подумайте. Просто нет у меня никаких родителей - и всё тут. Так бывает.
    - Ну дом-то у тебя хоть есть?
    - Дом? Дом есть, конечно.
    - Ну давай я тебя провожу. Тебе же, наверно, холодно.
    Мальчик встал, отряхнул свои шорты и, задумчиво глядя куда-то вдаль, ответил:
    - А меня не надо провожать. Я сейчас его принесу.
    - Кого?
    - Дом, - всё так же безучастно бросил мальчик. Он медленно побрёл к ему одному известной цели, не говоря более ни слова. "Аут," - мелькнуло у меня в голове. Я помчался следом за маленьким чудом, но, хоть он и еле перебирал ногами, догнать я его не мог никак. Очень скоро бежать стало трудно, а пейзаж вокруг непрестанно менялся: то тихие деревеньки с мирно курящимися избами, то прибрежные курорты с толпами загорелых отдыхающих, то угрюмые леса, где не видно было ни птиц, ни зверей, то поражающие своей муравейностью мегаполисы - всё это проносилось мимо в бесконечном потоке бессмысленных декораций. Мальчик шёл всё так же, медленно и монотонно. Когда я уже не мог бежать, он остановился первым, обернулся и сказал:
    - Да зачем же вы за мной-то, дядя? Я же говорю - сейчас принесу. Не ходите, не надо. Отдохните лучше, - и он продолжил своё шествие в никуда. Как мне казалось, в никуда.
    Я отдышался и обнаружил себя в знакомом дворике. Всё было по-старому, только песочница выглядела одинокой и покинутой. Даже маленькие ребятишки, её завсегдатаи, разошлись по домам. Совсем стемнело, и я не знал, сколько прошло времени, с тех пор, как я затеял погоню за странным мальчишкой.
    Приготовившись к долгому ожиданию, я сел на любимую лавочку и закурил.
    Зажгли фонари. Я всё сидел, но пачка была уже на исходе. Из людей остались только местные алкоголики, тихо сидевшие на вручную срубленной лавочке, под сенью древ - на своём излюбленном месте. Я смотрел на окна, в которых уже горел свет и на окна, в которых он только что зажёгся, и рисовал для себя по-детски наивные истории - это было одним из излюбленных моих занятий - как вдруг отворилась дверь одного из подъездов, в дверном проёме показался хрупкий мальчишеский силуэт. Это и был тот, кого я ждал. Он шёл так же медленно, всё в тех же неказистых шортах и был, как и прежде, босоног. Но одна рука была его согнута, будто он что-то тащил за собой. Что-то не очень тяжёлое, что-то летучее. Когда мальчик подошёл ко мне, я увидел, что он тащил за собой. В свете фонаря колыхался, поддаваясь малейшему порыву ветра, дом. Настоящий дом. Он был совсем маленьким, размером с мальчугана - но он был полноценным домом. Я встал и, ошарашенный, прошёлся вокруг мальчика. Тот стоял, качая ногой и вглядываясь во что-то, скрывающееся в пыльной городской траве.
    - Это и есть твой дом? - спросил я.
    - Ну да, - мальчуган шмыгнул носом. Это был первый звук, что я услышал от маленького чуда, кроме монотонной усыпляющей речи. - Ну, то есть... Это теперь не совсем мой дом. Это их дом.
    - Чей.
    - Ну... Их. Куличиков.
    - Куличиков? Подожди, ты их туда складывал?
    - Нет. Неужели вы не поняли, дядя? Я же сказал, теперь они сами по себе. И они живут здесь.
    - В доме, да? - я решил подвграть мальчику. - Но ведь ты целых шесть лет их лепил. Как же они все сюда поместились?
    - Зайдите да посмотрите.
    - Извини, но я туда просто не влезу! - на моём лице появилась ты идиотская улыбка, которая обычно появлялась там в минуты глубокого умиления.
    - Это вы зря. Я же влезаю. Только мне надо, чтобы вы тоже взлетели. Вот, - он достал из кармана белую нитку и протянул её мне. - Я буду её держать с одного конца, чтобы вы не улетели, а вы - с другого.
    Я взял подарок и, улыбаясь, посмотрел на мальчика.
    - Готовы?
    - Ага.
    - Ну только держитесь крепче, - мальчуган поднял голову и посмотрел мне в глаза. И что-то в его глазах заблестело, заблестело чистым серебром. Мальчик улыбнулся. А я перестал ощущать почву под ногами. Прошло каких-нибудь три секунды - а я уже парил рядом с домом. И он оказался вовсе не таким маленьким, как в первый взгляд.
    - Там ручки нет, вы постучитесь! - услышал я откуда-то издалека крик.
    Я постучался. За дверью раздалось тихое монотонное шуршание, послышался кашель - кашлявший голос показался безумно знакомым - и дверь открылась. Я влетел внутрь и принял привычное положение. А передо мной стояло моё маленькое чудо. Вокруг был песок - очень много песка, больше, чем в каком-нибудь карьере. И все стены были в песке. И все окна.
    - А вы говорили, не влезете.
    - Подожди, но ты же внизу остался.
    - Нет, там не совсем я. Я - это тот, кто здесь. Там - маленький мальчик, который всегда будет маленьким. Ему некуда пойти, да и незачем. Когда-то я и был им, а потом - сколотил этот дом. И теперь живу здесь.
    - А где же куличики?
    - Вы и не видите?
    - Нет, я вижу горы песка.
    - А куличики? Разве не видите?
    - Нет. Только ты и горы песка.
    - У меня чистый дом, - мальчик внезапно разозлился, зашагал к окну и встал напротив него, всматриваясь в засыпанное стекло. - У меня очень чистый дом. Здесь нет никакого песка. Здесь есть я и куличики. И больше никого. Понятно вам? - голос начинал дрожать, мальчик срывался на крик. - Понятно?!
    - Конечно, конечно. Есть ты. Есть куличики. Нет песка, нет.
    - Нет, - мальчик повернулся ко мне. - А ты не увидишь этих куличиков. Никогда, наверное, не увидишь, - он поднял руку и провёл тыльной стороной ладони мне по лицу. - Бедный...
    ...я сидел на лавочке и курил. Напротив меня играл мальчик лет тринадцати, сидел в песочнице. Лепил куличики. Вдруг он поднял голову, бросил совочек и побежал ко мне. Пробежав каких-нибудь четыре метра, он начал задыхаться, остановился и посмотрел мне в глаза. Передо мной стоял мальчик, весь в песке, с надеждой в огромных глазах. Он спросил меня:
    - А что я вам там сказал? - и указал вверх.
    - Ты мне сказал, что нету никакого песка... - я нервно сглотнукл слюну и продолжал. - И что есть ты и куличики. А песка нет.
    - Знаете, - мальчик неумело мне подмигнул. - Когда-нибудь я вернусь домой. Правда-правда.
    И он побежал прочь от меня, спотыкаясь на каждом шагу, он падал, вставал и опять бежал. Я смотрел ему вслед и очнуться, закрыть рот и принять непринуждённый вид меня заставила только сигарета, дотлевшая до самой руки. А мальчик всё бежал и бежал. Кажется, он был счастлив. И в облаках был нарисован дом.



























































  • Дидактичное

  • еще одна легенда