Соц сети



  • 50 facts about BLU

  • ФИНСКИЕ ХРОНИКИ. III. Марик.

  • Сначала собиралась писать эту хронику об отдыхе, но тут начались такие дела, о которых нельзя не упомянуть. На этой неделе мы регистрировали МЭГ у первой пациентки из России. Это важная веха в нашей работе в «Биомаге», это событие стоит описать подробно. Но буду рассказывать по порядку, и сначала в качестве присказки – про праздник Ивана Купалы, один из любимых праздников в Финляндии.

    В Финляндии день середины лета – нерабочий. В этом празднике у них, как и у нас, языческие реалии совмещены с христианскими. Понятие «Ночь на Ивана Купалу» можно трактовать очень по-разному. Вообще по лютеранскому календарю Рождество Иоанна Крестителя – 24 июня. Самый длинный день в этом году – 21 июня. Финны же для удобства празднуют «Юханнус» в пятницу перед 24 июня. Едут к себе на дачи, зажигают там большие костры «кокко», купаются в озёрах. Я проводила праздничное время (19–21 июня) в гостях у Маркку Каукоранты в компании наших знакомых русскоговорящих финнов и рыжей собаки Муры. Как было положено в русских деревнях на Иванов день, сплела и бросила в воду берёзовый венок. Открыв купальный сезон, утопила в озере Лохьянъярви свои очки. Добрый хозяин озера, финский водяной сжалился надо мной и позволил нашему радушному хозяину Маркку достать в водолазном снаряжении очки со дна невредимыми.

    В понедельник после праздничных выходных мы встретились с нашей первой русской пациенткой. Это девочка Юля 14 лет из Сибири. У неё несколько раз в неделю случаются приступы эпилепсии. Как и у других наших пациентов, приём лекарств помогает Юле избежать генерализованного судорожного припадка, но не спасает от парциальных приступов, которые сильно портят ей жизнь. Девочке собираются делать операцию, будут рассматривать варианты – оперировать обычным открытым способом или при помощи гамма-ножа – сравнительно нового радиохирургического метода. Для выявления точного местонахождения источника патологической активности Юля вместе с мамой и доктором Надеждой Юрьевной из Санкт-Петербурга приехала к нам на МЭГ-обследование. Наша задача-максимум состояла в том, чтобы зарегистрировать МЭГ во время начала приступа, это обычно даёт ценную информацию о местонахождении источника.

    Так как в тот день у Юли уже случилось два приступа, мы быстро приступили к регистрации МЭГ, чтобы не пропустить следующий. Проводили регистрацию Ритва, мы с Аней и Юха Вилениус, доктор и сотрудник «Биомага» с 2000 года. В начале обследования, как обычно, предъявляли сенсорную стимуляцию, чтобы локализовать важные зоны коры мозга, которые надо будет беречь от повреждения во время операции (сенсорное представительство пальцев рук, слуховую и зрительную кору, речевые зоны). Так как подозревали близость источника патологической активности к речевым зонам, попросили у заведующего «Биомагом» Юрки разрешения на локализацию зоны Брока с помощью транскраниальной магнитной стимуляции. Юрки отказал: этот метод ещё не опробован в должной мере на здоровых добровольцах и не одобрен этическим комитетом. Кстати, одним из немногочисленных пока в этой парадигме испытуемых был сам Юрки. С помощью МЭГ тоже можно попытаться локализовать речевые зоны. В «Биомаге» для этого используется парадигма (или попросту задача) «Называние картинок», а на Юле мы ещё опробовали парадигму «Гласные и тоны» по латерализации функции импрессивной речи. Поскольку Юле надо было сидеть в МЭГ-камере неопределённо долго, мы заодно опробовали на ней знакомую в нашей московской лаборатории познеровскую парадигму «Скрытая ориентировка внимания», которую использует для своей научной работы сотрудник «Биомага» Шрикантх. Приступа в первый день так и не дождались.

    Продолжили запись рано утром во вторник, надеясь на то, что сделают своё дело снижение дозы лекарства и недостаток сна. С утра ничего не записали. Сделали перерыв на обед; Юля пошла в столовую прямо в электродной шапочке. В этом нет ничего удивительного, в больничной столовой можно увидеть, например, людей с передвижной капельницей. Самое замечательное зрелище мейлахтинской больницы – врачи-клоуны. Постараюсь подкараулить их с фотоаппаратом и выложить здесь снимки. В столовой у Юли произошёл приступ, который мы так долго ловили в камере. Такое всегда очень огорчает.

    Кстати, у биомаговского МЭГа есть одна неприятная для клинических записей особенность. Система регистрации не очень надёжная, поэтому лучше всего делать файлы данных короткими (примерно по 10 минут) и сохранять их по отдельности. Для того, чтобы сохранить один файл и запустить сбор новых данных, нужно от одной до полутора минут. В это время у пациента может произойти так нужный нам приступ. Бывали такие случаи. К счастью, как сказал Матти Кайола, в Москве будет новая версия системы и можно будет без опасений писать один целый файл.

    После обеда продолжили запись. Выяснили, что приступы у Юли часто провоцируются громким голосом или просто шумом. Решили воспользоваться этим знанием и раскопали в «Presentation» множество коротких файлов со всевозможными звуковыми эффектами. Запустили всю эту какофонию подряд, но она Юлю только веселила. Нам же надо было её утомить, вызвать неприятное ощущение. Юха предложил использовать для этого музыку группы «Metallica» со своего «ай-пода». Юля вместе со своей мамой сорок минут героически выдерживала эту неприятную для неё стимуляцию, причём специально поставленную на очень большой громкости. Юха снаружи камеры наслаждался той же стимуляцией в наушниках. Однако результата не было, и мы решили перейти к старому, хорошо испытанному методу гипервентиляции лёгких. Если часто и глубоко дышать (например, как при надувании воздушного шарика), у здорового человека может наступить головокружение, а у больного эпилепсией это может спровоцировать приступ.

    В 20 часов наши с Юхой попытки увенчались успехом, мы записали приступ. Юля очень старалась нам помогать и сумела это сделать. Ритва пропустила файл через «максфильтр» и принялась просматривать участки записи перед приступом. К сожалению, данные были не очень ясными из-за артефактов фильтрации, так как во время записи голова пациентки ушла далеко вниз от сенсоров. Пока просматривали этот файл, у Юли произошёл ещё один приступ вне камеры, и мы поспешили продолжить регистрацию. Ритва с Аней сменили нас с Юхой на посту у компьютера «Альфа». В полночь они записали второй приступ, опять же после гипервентиляции. На этот раз не было никаких артефактов, очень чётко выявлялся источник. Это было истинное чудо в Ивановскую ночь – как раз на 24 июня. Большое облегчение для всех и большая радость! Конечно, теперь нам предстоит подробно просмотреть записи, обработка займёт несколько недель. Но мы уже знаем, что у неё будет положительный результат. Не зря Юля платила за обследование и не зря приезжала.

    В среду Юле сделали снимок МРТ (магнитно-резонансная томография). У неё уже был снимок нужного разрешения, сделанный в России, но на том снимке не было видно ни носа, ни ушей, так важных для точного проецирования МЭГ-данных. Попрощались с Юлей и её мамой. Осенью будет готово заключение по её МЭГ-обследованию и после этого будет принято решение о типе операции. Будем поддерживать с Юлей связь. Доктор Надежда Юрьевна пообещала привезти в августе следующих пациентов. Уже вечером в тот же день мы с Юхой писали МЭГ у следующего пациента, финского мальчика 15 лет. Это был последний июньский пациент. На следующий день аппарат МЭГ был остановлен на летние каникулы до середины августа. Раз в год МЭГ останавливают для общей проверки работы системы, а также исходя из соображений экономии гелия на время спада потока испытуемых в дни отпусков.

    Юля и её мама в один голос говорили, что МЭГ-обследование для них прошло очень комфортно из-за присутствия русскоязычных людей. Это счастливое совпадение, что мы с Аней оказались в это время рядом. Для нас с Аней этот опыт обследования первого русского пациента был тоже очень важен. Было поднято много вопросов, ответы на которые нам предстоит выяснять. Недостаточно знать, что такое МЭГ и уметь на нём работать. Нужно знать ещё много разных больших и маленьких вещей, прежде всего медицину, но не только её. Большое спасибо Юле и доброго ей здоровья! Она очень симпатичная девочка, мы искренне желаем ей всего хорошего. Ритве тоже была польза от русской пациентки: за время Юлиного обследования она хорошо продвинулась в изучении русского языка. Больше всего ей понравилось русское слово «подушки».

    Изображений пациентки в публичной записи не буду помещать. Вместо этого помещу фотографию цветущей морошки из парка недалеко от дома Ритвы.



  • 50 facts about BLU

  • ФИНСКИЕ ХРОНИКИ. III. Марик.