Соц сети



  • ФИНСКИЕ ХРОНИКИ. III. Марик.

  • Финские хроники. VIII. День великого открытия. Дела. Люди.

  • В течение прошедшего месяца в «Биомаге» мы с Аней работали каждая со своим проектом и продолжаем работать сейчас. Это довольно рутинно, чтобы подробно описывать здесь. Всем интересующимся можем рассказать в личной беседе (теперь благодаря нашему Маркку у меня есть ноутбук с устойчивым доступом в интернет, и я по вечерам доступна по скайпу как в чате, так и для звонков). Однако сказать о работе хочется кое-что и здесь.

    Аня работает в тесном взаимодействии с Юрки Мякеля, главой «Биомага». Юсси, к которому её прикрепили, сейчас временно отсутствует в связи с рождением ребёнка. Впрочем, у Юрки Аня узнаёт всё, что ей надо, и работает довольно быстро в тесном контакте с ним.

    Ритва мне показала, как делать заключение по регистрации МЭГ у пациентов с эпилепсией. Большей частью это секретарская работа в графическом редакторе по подготовке иллюстраций, но в итоге получается очень красиво: несколько листов с цветными изображениями линий магнитной индукции, активности диполей, местоположения источников активности на разных разрезах мозга.

    Недавно регистрировали МЭГ у девочки с эпилепсией, которой уже сделали операцию, но она не дала хорошего результата. Целый час готовили ребёнка к записи: надевали шапочку с электродами для ЭЭГ, оцифровывали поверхность головы. А когда положили пациентку в камере, оказалось, что по всем каналам МЭГ идёт мощный шум, в десятки раз превышающий динамический диапазон канала. Запись не стали и начинать. На следующий день девочку привели снова. С утра она побывала у стоматолога, и тот временно вынул у неё изо рта металлическую деталь, которая могла давать магнитный шум на МЭГ. Для большей чистоты записи Ритва поводила над головой девочки размагничивающим устройством для магнитофонных кассет, чтобы размагнитить металлические детали, которые появились после операции внутри головы. После этого посадили девочку в камеру, и после этого как по волшебству пошла нормальная безартефактная запись. Этот случай редкий, но вполне вероятный. Если же не получилось бы регистрировать МЭГ, пришлось бы ограничиться видео-ЭЭГ и SPECT (по-русски приблизительно так: эмиссионная компьютерная томография одиночных фотонов). У этой девочки ещё оказалась повышенная чувствительность к сенсорной стимуляции. Она может подскочить от звука обычной громкости, если он неожиданный. Ритва и папа девочки минут двадцать уговаривали её надеть на пальчик зажим с прикреплённой к нему мембраной для прикосновения. Записать тактильные вызванные поля смогли только после того, как дали ей 10 мг диазепама для снятия ощущения боли.

    Сейчас Ритва мне поручила обрабатывать данные одной пациентки. Последнюю рабочую неделю я провела в поиске источников эпилептической активности из двух 10-минутных файлов записи МЭГ. Над участком записи длиной одну секунду можно просидеть час. Очень хочется верить, что через некоторое время можно будет автоматизировать этот процесс, точно так же, как был поручён компьютеру процесс усреднения вызванной активности (а когда-то вычерчивали потенциал на миллиметровке, как нам рассказывала на лекциях Т. М. Марютина).

    Мы продолжаем знакомиться в «Биомаге» с новыми русскоговорящими людьми. Ещё в апреле встретили здесь Александра Сорокина, который работал в Москве в лаборатории Н. Л. Горбачевской. Зашли тогда к нему в лабораторию в университете, он рассказал о своём исследовании слуховых вызванных потенциалов. С тех пор мы подружились ещё с Сеппо Кахконеном. Он учился в Москве (делал кандидатскую в институте им. Сербского), и хорошо знает русский. Сейчас Сеппо работает с ТМС (транскраниальная магнитная стимуляция).

    4 июня я делала доклад на семинаре в «Биомаге» по своей диссертации о близнецовом исследовании ЭЭГ в дошкольном возрасте. Так как всем интересны младенцы, я добавила в доклад результаты генетического исследования на первом году жизни, не забыла и про «эффект бабушки». Пришло много слушателей, среди них Александр, Сеппо, Элина, Юрки. В начале выступления меня попросили представить наш университет. Рассказывала получасовой доклад без бумажки. Для того, чтобы это стало возможным, понадобилось написать весь текст доклада и три вечера подряд выступать дома перед Аней. На докладе я больше всего опасалась, что не пойму вопросов. Но вопросы оказались совершенно прозрачные (и при этом очень неглупые). Судя по отзывам, презентация понравилась. А для меня она стала очередной ступенью в освоении английского и хорошей тренировкой перед выступлением на симпозиуме на конференции в Осло, которая состоится в июле.

    Ещё одна хорошая новость – нашу статью приняли к печати в журнале «Clinical neurophysiology»! Это поистине была победа, мы к ней шли больше двух лет.

    Хотя работа занимает основную часть нашего времени, на отдых тоже остаётся достаточно. За последний месяц произошло много интересного, надеюсь написать об этом в скором времени отдельную хронику.

    В заключение – прекрасный рододендрон из внутреннего дворика «Биомага».





  • ФИНСКИЕ ХРОНИКИ. III. Марик.

  • Финские хроники. VIII. День великого открытия. Дела. Люди.