• распродажа

  • Winter tour 2009

  • Предуведомление: на фотографиях стоят странные даты, на них не надо обращать внимание, это был временный глюк фотоаппарата. Действие происходит в первых числах апреля.

    Итак, 6 апреля в 18 по местному времени мы прибыли в Хельсинки. Нас встретил таксист и очень быстро отвёз к предназначавшимся нам апартаментам на улице Юнг (Lajvapojankatu) в симпатичном доме на берегу канала недалеко от центра и от грузового порта. Дом замечателен тем, что один и тот же ключ открывает входную дверь, дверь в квартиру и мусорку во дворе. В квартире есть сауна и балкончик-терраса. Домик такой же стеклянный, как и все в этом районе.

    Утром 7-го мы вышли из нашего уютного домика и поехали в Технологический университет, где в Лаборатории низких температур стоит МЭГ. Для тех, кто не в курсе МЭГ – это прибор для регистрации магнитоэнцефалограммы. У нас в лаборатории будет работать первый в России МЭГ.

    Замечательно практичная оказалась у них вешалка для одежды. Мне она напомнила обустройство монгольской юрты.Такая и должна быть в настоящем научном учреждении, какое мы планируем у себя устроить. Будем перенимать опыт.

    Тут же есть раковина, а около неё разборный макет мозга.

    Вейко Ёусмяки показывал нам оборудование и рассказывал о лаборатории. Представитель «Электы», фирмы-изготовителя МЭГа, тоже была там.

    Мониторов в этой лаборатории больше, чем компьютеров, потому что при обработке смотришь сразу на два.

    Саму камеру, где стоит МЭГ, я не снимала. Фотоаппарат надо держать подальше от неё. В камеру запрещено приносить металлические предметы. Даже сердечные стимуляторы, брекеты на зубах и краска для волос вызывают артефакты в данных. А титановые очки одного бойкого испытуемого недавно вывели из строя два сенсора магнитного поля. Теперь надо ждать очередного ежегодного планового нагревания всей системы, чтобы восстановить их чувствительность.

    В перерыве на обед видели симпатичную машинку, которая метёт улицы. Андрею, наверное, понравится.

    Никита встретил здесь свою хорошую знакомую Элину. Они идут впереди и говорят о своём. Все здания на территории университета красные, как МИЭТ в Зеленограде. И народу очень мало, как, впрочем, и на улицах города.

    В этом красивом здании кушают. Вкусно. Ножи, вилки, ложки, стаканы и тарелки разных видов после еды надо самим сортировать. Кстати, в Хельсинки по четыре мусорных ведра в каждом доме, и у нас тоже.

    Кухня у них тоже достойна внимания. Исследователи не зависят от работы столовой университета. У них есть под рукой всё, что нужно для готовки.

    На стенах лаборатории висят постеры с конференций. Давайте свои тоже в МЭГ-центре на стенках повесим. Этот постер – из области нашего первейшего интереса в исследовании МЭГ.

    Таких весёленьких табличек хорошо бы и нам наделать.

    Учёные мужи беседуют. Никита и Вейкко.

    Учёные дамы – Татьяна Александровна и Элина. Они, кстати, однокурсницы.

    В этот день мы посмотрели, как выглядит МЭГ, понаблюдали, как записывают соматосенсорные ВП, послушали обзорную лекцию по принципам регистрации МЭГ и по обработке данных.

    Природа вокруг университета. Таких живописных камней здесь много. Они из себя представляют обломки скал, которые выворачивались ледником во время его движения на север.

    Только вышли из университета, как не туда пошли. Впрочем, вскоре двое прохожих объяснили, куда идти. Да и навигатор у нас был.

    Университет находится за пределами города Хельсинки. Чтобы дойти оттуда до центра (полтора часа пешком), надо пройти по двум мостам через заливы, которых там множество.

    В заливе плавали птицы чомги. Я их пока не успела сфотографировать, но Никита засвидетельствовал что это они.

    Такие симпатичные мостики перекинуты через Канал травяной гавани рядом с нашим домиком. Там плавают, как и везде, утки.

    На следующий день, 8 апреля, мы снова пошли в университет. Мне нравится этот вид из большого окна на фоне сосисковидных растений-суккулентов. Кстати, там (да и везде в Хельсинки) есть туалет для инвалидов.

    А это вид снаружи. Снежок лежит на северной стороне. Вообще же во всём городе сухо и чисто.

    В этом постере упоминается наш небезызвестный соотечественник Ландау, внёсший весомый вклад в физику низких температур.

    Это макет сосуда Дьюара, или попросту термоса. Его сто лет назад изобрёл Дьюар (на фото). Словом «термос» называлась немецкая фирма, которая купила патент на сосуд Дьюара. Именно в таких сосудах транспортируется жидкий гелий, необходимый для достижения сверхпроводимости в СКВИДе (сверхпроводниковый квантовый интерферометр) и, следовательно, для улавливания слабейших магнитных полей в мозге. Гелий – значит солнечный. Гелий в сосуде Дьюара символизируется меняющей цвет подсветкой. Кстати, в этой самой лаборатории была получена самая низкая температура – на какие-то сотые доли кельвина выше абсолютного нуля.

    Наш второй рабочий день был продуктивным. У меня записали слуховые ВП. В камере сидеть было совсем не страшно. Потом мы обрабатывали данные, строили модель, в которой отображали источник магнитного поля. Попытались сами повторить с помощью инструкции то, что проделал на компьютере Вейкко. Но у него оказалась совершенно нечитаемая инструкция. Придётся её полностью писать самим.

    Фауна рядом с университетом. То ли дрозд, то ли скворец.

    Наш третий рабочий день, 9 апреля. Теперь приехали в «БиоМаг», биомагнитную лабораторию клиники при другом Хельсинкском университете. Снова постеры на стенках.

    Статей сотрудников клиники можно брать сколько хочешь. Есть гостевой компьютер с доступом к полнотекстовым статьям в "Pubmed", принтер и ксерокс.

    Шлемы висят на крючочках.

    Раз в неделю заправляют жидкий гелий в систему. Мы попали на такую заправку.

    В этой лаборатории нам провёл экскурсию её руководитель Юрки Мякеля. Показал приборы, которыми они пользуются, в том числе магнитокардиограф и аппарат для навигационной транскраниальной магнитной стимуляции. Потом он прочёл интереснейшую лекцию о клиническом применении МЭГа в разнообразных случаях (паркинсонизм, опухоли, эпилепсия и т. д.) в сочетании с другими нейрофизиологическими методами. Татьяна Александровна нам с Аней регулярно во время лекций резюмировала слова докладчиков, мы пока не всё понимаем по-английски.

    Вот и современный сосуд Дьюара. Видны дверь многослойной металлической камеры и сам МЭГ.

    Столовая клиники с видом на задний двор из огромного окна.

    Оформление окон – что-то вроде молочных бидончиков.

    Лошадь – одна из множества картинок в переходе между корпусами больницы. В наших больницах оформление переходов ограничивается в лучшем случае живыми кошками.

    Коридор возле детского отделения клиники – словно пещера с кристаллами льда на стенах.

    В детском эпилептологическом отделении есть вот такие новорождённые бегемотики (или муми-тролли, кому кто нравится/кажется).

    Татьяна Александровна и Ритва Паэтау, невролог, специалист по эпилепсии у детей. В этот день мы послушали её рассказ об исследовании синдрома Ландау-Клефнера с помощью МЭГа. Рабочий день кончился в 15 часов. У финских лютеран начались пасхальные выходные.

    Мемориал композитора Сибелиуса по дороге из клиники к нам домой.

    Симфония хвойных около мемориала.

    Чайка в полёте. Типичное хельсинкское зрелище.

    Архитектура новых районов города.

    Возвращаемся домой после вынужденно укороченной рабочей недели.

    Красавицы сороки. Это уже пасхальные праздники, о них речь впереди.

    На этом пока всё. Спасибо Ане за техническую поддержку проекта.











































  • распродажа

  • Winter tour 2009