• Влад Драков

  • Венчание

  • Густые леса покрывают землю Фальковнии. В них водятся олени и кабаны, а также волки. Чёрные деревья, вытянувшиеся к небесам, отличают эту землю. Местные называют их "вигила диморта" или "часовые смерти". В восточной, горной Фальковнии, большинство деревьев мертвы. Их листья опали, как и кора, но они всё ещё стоят, сверкая белизной древесины. Легенды гласят, что каждое из этих деревьев - свидетельство смерти ещё одного несчастного пленника Влада Дракова. Некоторые даже говорят, что деревья вспыхивают огнём, в котором и сгорает кора.
    Большие участки этого мёртвого леса были вырублены под хлебные поля. За последние несколько лет Фальковния стала житницей множества окрестных земель, поставляя зерно практически каждый домен. Поздним летом дорога из Аргенваса в Стеллу пролегает меж волнующихся золотых полей, прерывающихся маленькими фермами с соломенными крышами.
    Этот густой лес очень сложно валить, и расчистка пространства превращает мужчин, которым не исполнилось и тридцати, в стариков.
    Все крупные поселения Фальковнии связаны между собой широкими дорогами, удобными для переброски войск. На западе Лекар, крупнейший из городов, укрывает в своих надёжных и крепких стенах около пятнадцати тысяч человек, и четверть из них - солдаты. Положение города делает его превосходным центром для торговли. Наводняющие улицы торговцы предлагают товары всех окрестных стран. В этой толчее бедняки подбирают всё, до чего дотягиваются. Они толпятся у каждой двери, умоляя, кланяясь, протягивая руки к прохожим. Многие из них покалечены солдатами и даже не могут стоять. Большинство жителей Лекара живут в крайней нищете. Запутанные улочки рабочего квартала представляют собой мешанину нечистот, грязи и навоза.
    Кроме Лекара, в Фальковнии есть ещё три крупных города разной степени укреплённости. Шестьдесят пять сотен людей живут в Стангенгре на севере, две тысячи - в Стелле на западе. В Морфенце, что в южных холмах, проживает пятнадцать сотен человек. Около пяти тысяч фальковнийцев живут в Аргенвасе на восточном берегу озера Кригфогель. Летний дворец тирана-правителя Фальковнии высится на холме посреди Верхнего Города. Когда ветер дует с озера, город наслаждается передышкой от летней жары. Когда ветер дует с севера, где расположена резиденция Дракова, вопли пытаемых жертв правителя разносятся по всему Аргенвасу.
    Фальковнийцы - угнетаемый народ: непомерные налоги, непосильная работа и притеснения со стороны солдат Дракова. Каждому ребёнку ставят на лоб клеймо в виде ястреба, символа Дракова, в знак его порабощения. Народ ненавидит Дракова, но не осмеливается выказывать свою ненависть - у них нет силы, чтобы противостоять ему. Выезд из страны почти для всех запрещён. Иностранцы могут пересекать границы, но не без унижения. Язык Фальковнии абсолютно отличается от всех известных языков.
    Люди в городах носят неприметную серо-бурую одежду. Предусмотрительные иностранцы перенимают эту привычку, поскольку никто не хочет выделяться из толпы. Привлекать внимание здесь означает рисковать жизнью. В отдалённых районах жизнь также сложна, но отряды Дракова не так жестоки.
    Фальковния - не место для не-людей. Драков объявил их государственной собственностью и относится к ним как к рабам. Он поощряет межвидовые браки, но местные препятствуют им. Дети-полукровки также принадлежат государству с самого рождения.
    Солдаты являются высшим социальным классом в Фальковнии, и только люди могут быть солдатами. Вся фальковнийская элита относится к военным, чья преданность Дракову абсолютна. Офицеры не платят налогов, путешествуют без ограничений и могут носить оружие. Горожанин, хранящий у себя оружие, является преступником и карается смертной казнью, а вся его семья подвергается репрессиям. Бюрократы так же иакже военные полномочия. В Фальковнии нет милиции, только армия, так что преступления судятся военным трибуналом. Тюрьмы малочисленны и почти пусты, так как наказание быстро и сурово.
    Драков устраивает как минимум одну казнь каждую ночь, в обеденный час. Он ест, наблюдая за медленной смертью пленника. По особым праздникам не менее сорока человек сажают на высокие толстые колья для его удовольствия. Порой крикам умирающих аккомпанирует вызванный им оркестр. Если Равенлофт - это темница для проклятых, мало кто заслуживает быть заключённым в нём так, как Драков.











  • Влад Драков

  • Венчание