03.11.2011

еще письма



  • Учимся на ошибках других

  • Про Нечто, которое жило в душе

  • Здравствуй, Женя! Прости за задержку с ответом и за все другое тоже
    прости (имею в виду "приговор").
    На фоне трудностей в семье и с работой твое современное творчество мною воспринимается
    трагически, как еще одно свидетельство катастрофы вселенского масштаба.
    Если бы я тебя не знал, если бы я не слышал твоих песен, если бы тебе
    было лет восемнадцать-двадцать --- я бы "Листья снега" не критиковал,
    а нашел бы что-н., за что можно похвалить, и наверное, похвалил бы.
    Но я знаю, что ты способен производить нечто связное, осмысленное
    и незаурядное (ты делал это раньше и я был этому свидетелем).
    Поэтому я просто решил, что у тебя это само-собой пройдет и ты
    "охладеешь" к этому проекту, тем более что занятий кроме него у тебя
    достаточно. Излагать некую эстетическую концепцию, оправдывающую
    мою точку зрения на "Листья снега", дело совершенно бессмысленное.
    Во-первых, уже сам факт какого-то серьезного обсуждения придает весомость
    этому безобразию. Во-вторых, "теория" или "литературная критика"
    и произведения искусства существуют параллельно, и некорректно
    было бы утверждать, что какая-то теория может с необходимостью
    и достаточностью доказать или опровергнуть эстетическую ценность
    какого бы то ни было художественного произведения. В-третьих,
    мое мнение, пусть даже наукообразно выраженное, вряд ли сможет
    оказать какое-н. влияние на "ход истории". В-четвертых, сам процесс
    написания для меня был бы труден и несоизмерим с твоими
    "трудозатратами" на создание и книжки, и рассказов. В-пятых, очень
    трудно сформулировать цель моего такого сочинения: отговорить
    тебя от производства книжки? или уговорить тебя заниматься чем-то
    другим (преподаванием, наукой и проч.)?
    Именно поэтому я и высказался кратко и эмоционально, просто
    надеясь на твое ко мне доверие, можно даже сказать, спекулируя на
    твоем ко мне доверии.
    Но не вышло: ты потребовал "структурального разбора". Прости,
    Женя, не хочу и не могу я разбирать твои "Листья снега". Для
    "структурального разбора" должен быть повод: структура самого
    произведения, а ее нет.

    > Для меня это важно,так как вносит некий разнобой в твои уроки
    > по научной корректности,и вообще человеческой воспитанности.

    Наша с тобой переписка о "Листьях снега" не имеет ничего общего с наукой
    и не требует "научной корректности"--- твои произведения не являются
    научными произведениями, и моя рефлексия по поводу твоих
    произведений не является научным их
    изучением, а мои письма к тебе --- не научные статьи.
    Я не давал тебе уроков человеческой воспитанности. Более того, я
    убежден, что и воспитанность, и вежливость --- не то, что должно быть
    между друзьями. С тобой же я позволяю себе говорить то, что думаю на самом деле.
    И от тебя я жду того же.

    От произведения искусства (это то, чем следует считать твою книжку)
    я ожидаю следующего:
    1. Упорядоченности. Причем в художественном произведении не может
    быть избыточной упорядоченности. Т. е. чем больше порядка (симметрии,
    повторяемостей и т. п.) тем лучше.
    2. Обилие смысла (возможных интерпретаций).
    3. Удивительность, новизна, неожиданность и под.
    Ты мог бы сказать, что пустая страница в твоей книжке удовлетворяет
    всем этим требованиям: о пустой странице можно говорить как о
    наивысшей упорядоченности, неожиданной и исполененной смысла
    (сколько читателей, столько и интерпретаций).
    "Пустоты" должны быть оправданы контекстом --- предшествующими
    собственными произведениями, какой-то литературной ситуацией и т. п.
    Если этого нет, то ты никак не заставишь незнакомого с тобой читателя
    покупать книжку, вглядываться в пустую страницу и усиленно наполнять
    ее своими (читательскими) смыслами. С тем же самым успехом можно
    предположить, что эти люди вдруг будут покупать канцелярскую бумагу,
    раскладывать ее у себя на столе, вглядываться в нее и понимать эти свои
    действия как чтение художественного произведения.
    Контекст бессмысленного (или многозначного) жеста --- вещь определяющая:
    если, например, Б.Г. снимет штаны --- это будет нечто эстетическое, а если
    штаны снимет Путин --- это будет чем-то политическим. Эти люди создали
    контекст, который будет определять интерпретацию любого их действия.
    Они могут позволить себе пустые страницы в книгах.
    Интересно, что если штаны снимет, например, Ю. Д. Апресян, то этот
    жест не будет интерпретирован как нечто лингвистическое или
    филологическое, хотя все знают этого человека как лингвиста.
    В связи с "пустотами" есть смысл говорить об ожиданиях читателя: они
    должны быть.
    4. Смыслы должны принадлежать автору. Можно, конечно, говорить, что
    смысл порождает читатель, когда читает, и что всегда сколько читателей,
    столько и интерпретаций. Но между всем множеством возможных
    интерпретаций должно быть нечто общее --- если не авторский замысел,
    то нечто уникальное, присущее именно этому произведению и ничему
    другому.
    И еще. Не надо стремиться разрушить жанр, если не создал ничего нового.

    В «Листьях» ты не имеешь представления
    о должной композиции и даже о художническом оформлении
    книжки,я надеялся, что, может, хотя бы рисунки оправдают эту
    бессмыслицу.
    Прости, если обидел.

    > Я снова пытаюсь приступить к БГ,теперь хотя бы через близящийся
    > семинар по национальным концептам.Буду,наверное, с "концептом
    > сердца в творчестве БГ" выступать

    Словом "концепт" пользоваться не рекомендую:
    1. Другие слова гораздо лучше (понятнее)
    2. Связь с так наз. когнитивной лингвистикой настоящим филологам
    не нужна (это из нее "растут ноги" термина "концепт"): когнитивная
    лингвистика --- лженаука
    Твой А.Солоницкий.

























































































  • Учимся на ошибках других

  • Про Нечто, которое жило в душе