• Сказка о чистой любви

  • москва колбасится!!!/мск откалбасилась!!!

  • — А зимой, когда ты придешь ко мне в гости, я тебе скажу: «А помнишь, Ежик, мы с тобой летом бегали по поляне, помнишь, встретили Зверобоя, а он — вот он, на печке!» — И нам сразу станет тепло и весело, как будто вернулось лето.
    С.Козлов. "Волшебная травка зверобой"

    Пятница. Жара. Воздух стоит, стиснутый между солнцем и раскаленным асфальтом. Серпантинная дорога на Кунгур, опоясывающая горы и холмы - красиво, пустынно и не по трассе. Спуск – подъем – спуск. Небольшая передышка на пароме, сладкий подтаявший пломбир в тенёчке, холодная вкусная вода, небольшой привал в траве… Подъем -спуск-подъем-подъем-снова- нет – спуска – обманули - сволочи…. Если бы панда в мультике катался на велосипеде, то кроме лестницы у него стопроцентно появился бы еще один заклятый враг: гора (гор и предшествующих им значков вроде «Уклон 12 %, 1200 м» оказалось на нашем пути немало). И сиденье велосипеда.

    Быстро стемнело, нас на дороге стало не видно. Навалилась усталость. Ехать в Кунгур, чтоб искать там палаточный лагерь, нужны были силы. А их уже не было. Впереди показались какие-то огоньки. Решили искать ночлег за этими огоньками, там, где нет людей и огоньков , где есть река, и какие-нибудь кусты, чтоб скрыть палатку (чтоб без гостей наутро). Неожиданно свет фар промчавшейся мимо машины вырвал из темноты табличку с надписью «Кунгур». .... Нам туда уже не надо. Крутая гора. Неожиданные крестовидные очертания справа. Кладбище. Как-то неуютно. И реки нет. Поехали дальше. Еще дальше. Еще. Темная мрачная стена леса справа. Островки леса с просветами слева. Реки нет нигде. Двинулись к островкам. Перебрались через овраг на поле. Высокая трава. Хорошо, что нет дождя и сухо. Добрались до ближайшего островка. Оказалась березовая рощица. С грудами мусора в ней. Побрели дальше, волоча за собой велосипеды. Трава казалась еще выше. Еще один островок, тоже из берез. Но уже без упоминаний о частом пребывании здесь человека. Поставили палатку в низинке. Трава со всех сторон ее прикрыла. Велосипеды с трудом загнали в тамбур. Глубокая ночь. Наконец-то можно лечь. И уснуть…

    Сквозь сон слышала завывание ветра. Шелест травы о палатку. Крики ночных птиц. Несколько раз просыпалась – от шорохов. Под утро гремело. Хотелось знать, как будут в такую погоду летать воздушные шары… И будут ли. Во сне перед самым пробуждением прилетели воздушные шары. Их было много, и они были разных цветов: красного, зеленого, желтого – они летели по синему небу к солнцу.. Я их провожала взглядом.

    Утром, с дороги, увидели, что кладбище продолжалось и на той стороне, где мы ночевали...

    Кунгур мгновенно окунул нас в пёструю толпу, гомон людей и машин. Шаров не наблюдалось. Было еще одно место, где происходило небесное зрелище, и где, по словам очевидцев, можно было и самим полетать – в деревне в 5 км от города. Зная примерное расположение и примерное направление, отправились туда. Как всегда, из благого намерения «срезать», не по трассе. Через поле выбрались к реке, по навесному мостику (шириной с размах руля велосипеда) кое-как перевели велосипеды, мостик при этом раскачивался, скрипел, незакрепленные перила над ним приподнимались. Наконец, перебрались на другую сторону реки – и очутились в санатории. Выбрались из него, вскарабкались по горе наверх, заехали за лесок – и очутились на взлетной полосе. Навстречу нам нёсся дельтаплан. Убрались в траву.

    Судя по времени, срезать опять не получилось...

    Вернувшись в город, пошли искать открытое и свободное местечко на берегу, и занять места получше, чтоб все увидеть. Но вскоре толпы людей начали стекать по отвесной набережной вниз, к реке. Сверху сыпалась земля и иногда падали тела. Рассказывали, что спускающаяся мамаша с грудным ребенком на руках упала прямо на своего ребенка и покатилась. Но ничто не останавливало никого. Вскоре открытое и свободное место перестало быть открытым и свободным, и мы оказались посреди толпы.

    Началось представление. По небу летали парапланы-дельтапланы. По реке выкручивал пируэты водный мотоциклист. Так и не взлетевшие и оставшиеся на привязи семь воздушных шаров, показывали танец слонов (шатание и подсветка не в такт музыке). Все это было подзаправлено группой «Мираж» и комментариями смешного круглого восторженного ведущего, похожего на большой мандарин. Толпа гудела и плясала. Под конец показали огненное шоу и фейерверк. Потом празднество переросло в грозу.



    Под проливным дождем мы поехали на вокзал, не поддавшись на разумные уговоры переждать до электрички дождь и попить чаю в теплых гостях гостеприимной подруги – коренной кунгурячки. И вот, рассекая лужи, неслись в темноту... За это время мы узнали все виды дождя: прямой дождь, косой дождь, горизонтальный дождь, и даже дождь, который идет снизу вверх.. (вспомнился Форрест Гамп)
    Дорогу нам каждую минуту освещала яркая молния, над нами разрывалось небо, и пока не промокла окончательно, я молча жалела о снятых с велосипеда крыльях перед поездкой и теплых вещах, о которых не подумалось в пятничную жару.

    "....Вам нравится мокнуть под дождем? Конечно, это мало кому нравится. Но, я советую вам попробовать. Хотя бы раз в год, вы должны промокнуть! В летний день, после изнурительной жары, теплый дождь бывает очень желанным. Главное сделать первый шаг.
    Самое трудное вначале, потом пройдет. Это как, когда вы хотите зайти в воду, но не можете решиться. Вам она кажется холодной, вы заходите по колени, и останавливаетесь. Но чем медленнее вы продвигаетесь, тем мучительнее для вас процесс. Иногда, самым безболезненным способом сделать то, что вы сделать не решаетесь, это плюхнуться с разбега." (Чак Паланик. Теплый дождь)

    Мы плюхнулись, с разбега... Приехали на вокзал насквозь мокрые и грязные. А на вокзале - домашняя обстановка, люди сидели на полу у стен, кто на спальниках, кто в спальниках, кто просто на полу, слушали музыку, рассматривали фотографии.
    Оставляя мокрый след за собой, мы отыскали себе угол, и тоже там разложились.

    Под утро дождь закончился. И подул утренний свежий ветер. Очень свежий.
    В электричке мы решили не спать, а смотреть за велосипедами, затолканными в конец вагона. Ну или спать по очереди. Пригрелись под теплым спальником и уснули все вне очереди. Еще и нужную станцию проспали.

    Воскресный утренний, и, кажется, умытый, город. Очень свежий ветер изгоняет сон. Мы возвращаемся домой.

    Еще одни выходные лета позади…









  • Сказка о чистой любви

  • москва колбасится!!!/мск откалбасилась!!!