• Биохимия крови. Американские нормативы.

  • Ещё о скорости света 1

  • 8.04 День двенадцатый. Этот день ознаменовался тем, что у нас сдох клубный принтер, на котором издавалась «Сова». Старый пердун изверг из своего чрева семь экземпляров газеты, а потом безапелляционно окочурился. Впрочем, иного от него ожидать и не стоило, бедняга и так проработал намного больше заложенного в него срока –  его нашли на помойке, профессионально пнули и заставили работать еще неучтенных полгода. Мы с Умкой в полчетвертого утра перед игрой пытались его реанимировать всеми известными способами, но древняя сволочь чудесам некромантии не поддавалась. Что поделаешь, пришлось внушить народу, что газеты получат не все, а только те, кому сильно надо по роли. Остальным пришлось просто взять почитать актуальный номер и записаться в очередь на допечатку. В том случае, если кто-нибудь допустит меня к вульгарному изнасилованию своего принтера.

    Алексей, который Тизенгаузен (кстати, по жизни, а не только по игре, почти прямой потомок), начал с того, что все утро пытался наточить ритуального вида кинжал бруском для заточки кос. Пока народ собирался, он все взывал ко мне с просьбой пойти на улицу, но на третьем, не то четвертом взывании за окном повалил снег, причем здоровенными хлопьями, моя нога сказала мне: «упс…», и я отменил все импровизации с прогулками, к вящему неудовольствию господина барона.

     В общем, наша часть игры началась с визита в мою берлогу леди Анны все с тем же Алексеем, который за две недели стал более настырным, и успокоился только тогда, когда я ему намекнул на близкое свидание с Лордом. Я по жизни сидел в кресле и пил пиво, так как все обезболивающие составы к тому времени были сожраны, новых натворить не было ни сил, ни времени, а клятая погода старательно пыталась выбить меня из роли. И тут появилась Фера. Поинтересовалась содержимым моей кружки, фыркнула и, устроившись на стуле (предполагалось, что на спинке стула), начала вещать. Фера вообще существо занятное: вламывается ко мне в лабораторию, когда хочет, и ведь не прогонишь, птица все же, хоть и говорящая. В общем, животное явно изнывало от бездействия, и я ей предложил подлизаться к Флер, попытаться установить для исстрадавшейся миссис контакт с ее мужем, что впоследствии можно будет всячески использовать. Сова, кстати, притащила мне пару взяток от Беллы (засахаренный имбирь и реальный змеиный выползок) в обмен на пустой бланк регистрации артефакта. Интересно, как они думают, эти курицы, где я его возьму? Но подношение я-таки взял и пообещал исполнить свою часть договора в ближайшее время.  А потом нарисовалась царевна Софья и начала ругать Министерство. Я ей вежливо намекнул, что здесь нет ни одного министерского служащего и отправил охотиться на Юлию Соколову. Почтенная Софья удалилась, посетовав заодно и на своего непутевого брата Петьку (как обычно), и на Inertia Mortalis, а через пару минут снизу послышался ее голос – добралась-таки до жертвы и теперь воспитывает… Мы же с Нагайной продолжили ненавязчивый допрос неофита, который в глазах непосвященных должен был казаться милой светской беседой. Далее прорисовалась…Рита Скитер, не менее нагло, чем сова, вломившись в мои апартаменты. Рита, как ей и положено, задавала гадкие вопросы, я еле удержал Алексея от дискуссии с означенной дамой. Затем она ушаталась вниз, где достала всех еще больше, судя по репликам, и мы, вспомнив ее особые способности решили ей слегка отомстить. Понятно, что эта гангрена шастает через карантинную зону в анимагической форме, и уж тем более понятно, что об этом никто ни сном и ни духом. Короче говоря (ну все, каюсь, уже каюсь!), я задал Фере вопрос, как она относится к жукам в гастрономическом смысле. Получив утвердительный ответ, я этак ненавязчиво указал сове, где можно разжиться жирненьким жучком.  Фера, не будь дурой, это съела. Правда, у нее потом начался авитаминоз, и мне пришлось ее лечить. А мадам Скитер оказалась весьма живучим жуком, совиный организм был не в состоянии переварить такое, и  проглоченная букашка вышла на свет естественным, так сказать, путем. Ну, да, я полагаю, для журналиста это привычно.J Трелони внизу кому-то гадала, это было слышно на весь дом.  Затем мой персонаж удалился по своим делам, а по возвращении обнаружил  в коридоре Тонкс, недовольную присутствием некоего английского гостя, утверждающего, что он спокойно пробрался в Россию через какой-то частный портал. Вышеозначенный гость отрекомендовался как Дориан Грей, на вопросы нес какой-то бред, и по всему было ясно, что он либо глумится над народом, либо находится под империо. Тонкс попросила моего персонажа пощупать его легилименцией, на что мой персонаж согласился – в нашем положении дружить с Авроратом и с Орденом полезно.  Мистер Грей нагло скалился и вертел в лапках откровенно ритуальный кинжальчик. После легилименса он признался, что его послали за каким-то мечом, короче, «пойди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что». На вопрос : «кто послал», называлось имя некоего Гердана Дарка, якобы Великого Магистра какого-то ордена Жрецов Смерти. Ну-ну, надо рассказать шефу, вот он обрадуется. J Из допроса Грея выходило, что этот Гердан хочет извести всех волшебников на земле, остаться единственным и править маглами. Редкостная дурь. А когда я снял с Грея империо, он начал просить, чтоб на него наложили морфеевы чары, ибо очень хочется отдохнуть. Похоже, от незадачливого шпиона решили избавиться, услав на заведомо провальное задание. Да, там еще говорилось про какие-то Кристаллы Веры, но, насколько я знаю, это вэйловский бред, сказка для нелюдей, причем, как и все нелюдские сказки, парадоксальная и бессмысленная. Короче, приторочили интуриста наручниками к стулу, да, еще он раскололся про то, что его хата, разумеется, с краю, ничего он, как водится, не знает, но означенный Гердан выходит на связь  с ним через некое кольцо,  которое я конфисковал и оставил у себя «для дальнейших исследований». Приятно, черт возьми, работать с Авроратом.J 

    Выслушав мой отчет, Нагайна высказала подозрения на тему того, что либо Грей и Юлия вдохновенно врут, либо эти самые жрецы действительно существуют.  Но в любом случае рассказы об их могуществе, равно как и о частных порталах в домах графини фон Уркхарт, являются неприкрытым преувеличением. Я согласился, потому что мне Греевские россказни тоже показались бредятиной. Либо это чудо затеяло какую-то игру, либо не до конца продумало свою роль, причем последнее скорее всего. При всем моем уважении к этому существу по жизни, я сильно сомневаюсь в его способности планировать тонкие игры с «двадцатым» дном.

    Кстати, то в коридорах, то за окном регулярно дефилировал кто-то, похожий на якобы Феклу.

     А потом явился Темный Лорд. Которому я и скормил господина Тизенгаузена, благо тот сам так настойчиво напрашивался на аудиенцию. Для начала, шеф разочаровал неофита тем, что не выгнал нас с Нагайной, сказав, что у него от нас нет никаких секретов, и что нам он доверяет, как самому себе (ха!). А затем, дав мне знак, после которого я взял Алексея «на прицел» палочки из-под рукава, Лорд начал его допрашивать, причем главным и наиболее часто повторяемым вопросом было нечто вроде: а зачем тебе все это надо? Если ответ Лорда не устраивал, он заставлял неофита думать и отвечать снова. И, в итоге, совсем достал – испытуемый к концу «разговора» уже не мог адекватно реагировать на вопрос, и перманентно впадал в ступор. А шеф делал таинственную рожу, цитировал античных классиков, отобрал у меня трость, вытаскивал из нее шпагу, вертел ею в опасной близости от носа клиента – короче, развлекался. В итоге, неофит был отправлен «на подумать», с сумрачной перспективой влететь на следующей игре в волдемортовское испытание, а на что может хватить фантазии у нашего шутника, никому не известно, включая его самого.

    В общем и целом, игра очень даже удалась, даже если учесть то, что мы собирались полазить по городку, а в итоге сидели дома. Как показывает практика, дома тоже есть, чем заняться, причем это можно сделать так, чтобы Светлый блок не ведал, что творит Темный, и наоборот.


  • Биохимия крови. Американские нормативы.

  • Ещё о скорости света 1