02.11.2011

Душа



  • Безымянный 151065

  • Рассказ “Шкатулка памяти”

  • Сегодня ночью в меня постучалась чья-то Душа. Точнее, Душа была ничья. Она была сама по себе, а потому могла навещать кого угодно, вызывая временное раздвоение личности. У нее были глубокие синие глаза новорожденного ребенка и… Признаться, мне сложно описать, что же еще у нее было. Представьте себе полупрозрачную дымку, маленькие сгустки облачков, передвигающиеся в этой дымке как им заблагорассудится и иногда застрявающие то там, то сям в тонких паутинках, покрытых крошечными капельками утренней росы, дрожащими то ли от холода, то ли от предощущения чего-то невероятно таинственного и пугающего… Вот как-то так и выглядела эта Душа, но главным в ней были все-таки глаза. В них одновременно умудрялось умещаться все и ничего; пустота и бесконечное множество миров, пространств и судеб. Эти глаза манили за собой и в то же время не пускали в себя, заставляя мучиться от смутных догадок и предчувствий, вызывая миллионы вопросов и не обещая дать ответа ни на один из них…

    - Поможешь мне? – спросила душа.

    Я прекрасно понимала, о чем она. До дрожи в коленках и до капелек липкого пота на спине. Но решила дождаться продолжения, и оно не замедлительно последовало.

    - Не пора ли тебе выровнять счет? Сейчас 3:2. Время идет, его осталось не так много. Ты ведь не хочешь, чтобы кто-то из двух был вынужден отвечать за твои грехи?

    Я ужасно не хотела, чтобы кто-то из двух платил по моим счетам. И я очень хотела выровнять этот чудовищный счет. Но…

    - Но почему я? Я живу в однокомнатной квартире с мужем и двумя детьми. У меня неважное здоровье, хронический наследственный алкоголизм и ужасный характер! Я плохо справляюсь со своими детьми, постоянно ору на них, подаю один плохой пример за другим и уже даже не переживаю по этому поводу… Я не вижу будущего для себя и влачу свое существование по инерции, потому что так надо и потому, что слишком увязла в сотканной собственноручно паутине… 

    - Ну и что? – равнодушно спросила Душа. – Разве это важно? И разве это не может измениться, если ты этого по-настоящему захочешь?

    И пристально заглянула в мои глаза. Так пристально, что синева затопила мое сознание, и я на миг растворилась в ней, стала ее частью… Мне стало тепло и хорошо, как будто я возвратилась домой после долгого, изнурительного путешествия, а когда я пришла в себя, Души уже не было, зато в моих руках оказалась новорожденная девочка в вязаном розовом костюмчике. Девочка умилительно чмокала крошечными губками, морщилась, норовя расплакаться, сучила руками и ножками, в общем, вела себя так, как полагается недавно родившемуся ребенку, при этом как-то совсем не по-детски смотрела на меня глубокими синими глазами.

    - Ее зовут Вероника, - сообщил мне чей-то голос. Я даже и не удивилась, лишь с досадой подумала: «Ну почему именно Вероника?! Терпеть не могу это имя. Почему не Варвара, Руслана или, на худой конец, Ярослава?». А вслух спросила:

    - И что теперь?

     - А теперь просыпайся и жди. Она выбрала тебя, уж не знаю почему. Теперь от тебя ничего не зависит, - ответил непонятно кому принадлежащий голос.

     - Мой муж всегда хотел сына… - зачем-то произнесла я в пустоту.

    Голос неприятно засмеялся:

     - Уж не думаешь ли ты, что можешь торговаться?

    И исчез. Не знаю, как может исчезнуть голос, но он исчез, и я отчетливо поняла, что больше мне не будет сказано ни слова.

    Я взглянула на девочку, инстинктивно прижала ее к себе и испытала желание поцеловать крошечный трогательный лобик, но как только я наклонилась к ней, она исчезла, оставив меня наедине с пронзительной тоской, тут же схватившей мое сердце своими цепкими пальцами и сжавшей так, что захотелось завыть…

     

    А потом я проснулась…

     


  • Безымянный 151065

  • Рассказ “Шкатулка памяти”