• Не убивай меня, мамочка!

  • Нигерские шутки

  • Очень странно, вообщем-то, будучи человеком абсолютно незрелым, метущимся и не понимающим, что происходит, кто эти люди и зачем фсе - иметь ребенка. Особенно ребенка нервного, интеллектуально развитого и дотошного. Постоянно ловишь себя на том, что за тобой наблюдают два внимательных глаза. Они-то все видят: и смены настроения, и что вино на столе, и какая картинка в ноутбуке. Все слышат внимательные уши. И, к сожалению, уже все понимают. Что мама бывает грубая и злая. Что мама бывает болтливая. Неумная. Хорошо, что ребенок при этом осознает, что мамочка одна и другой не будет. Это как-то утешает.
    Несколько интеллектуальных потрясений, связанных с моей шестилетней дочерью.
    Читаем на ночь детскую Библию. Читаем понемногу, по одной-две главы каждый вечер перед сном. И вот тебе, пожалуйста, сотворение мира, изгнание из рая, братоубийство, ковчеги, купины и прочие ветхозаветные дела. Все принял и впитал мой вдумчивый ребенок, горести, радости, уничтожение и чудесное спасение человечества. Ничего ни разу не спрашивала, только некоторые главы просила 2 раза прочитать. Особенно сотворение мира. Наверное, порадовало какой-то первозданностью творчества – все новенькое, хорошенькое. И вот открываем новую страницу, а таааам… «Египтяне притесняют евреев». И самый первый вопрос к Библии: «Мама, а кто такие евреи?». И что-таки я должна была ответить?!?!?
    И еще. Недавно я осознала, что она, наверное, уже все понимает и все знает про любовь. Лично я в ее возрасте все знала и была слегка влюблена в мальчика Андрюшу, который подарил мне перстенек из одуванчика. Кстати, чего сейчас меньше всего хотелось бы – это увидеть 37-летнего Андрюшу. Даже в волшебном зеркале (ну, то есть чтобы он меня гарантировано не видел и не знал, что я на него смотрю).
    Вообще я до сих пор не могу привыкнуть к дочери. Было как-то легче, когда она была младенцем, которого надо было кормить, мыть, гулять и спать. Самый первый и мощный приход от материнства я получила, выйдя с прогулочной коляской на берег Яузы. Мне казалось, что птицы перестали летать, листья перестали желтеть, остановилось движение легкового и грузового автотранспортов, а люди замерли, потрясенные величием увиденного. Вот идет Наташа с дочерью Верой! Было как-то легче. Сейчас я ничего не понимаю. Я не знаю, как себя правильно вести, как воспитывать, как лечить. Я не умею общаться с ее окружением – начиная от ее друзей (если это не дети моих подруг) и заканчивая воспитательницами, врачами, учителями. Мне страшно и не с кем разделить эту ответственность. Смогу ли я защитить, заслонить, поддержать ее? Смогу ли я быть тем человеком, который введет ее в жизнь, как в приключение, в игру, в радость?
    За окном воет ветер. Дочка спит, обняв меховое животное. А я слушаю старые песни Пугачевой, заедаю свои невеселые размышления шоколадом и немного завидую тем восточным женщинам, разговор которых я случайно услышала сегодня на утреннике в детском саду. Они обсуждали дела своих многочисленных детей, и во всем, что они говорили сквозила правильность и уверенность, что они знают, как надо. В какой кружок пойти, какого логопеда пригласить, как воспитывать и как баловать. Я не иронизирую. Они правда ЗНАЮТ. И я уверена, что вот таким женщинам надо рожать много детей. Эти дети, по крайней мере, будут слушать и уважать своих родителей. Потому что есть за что.







  • Не убивай меня, мамочка!

  • Нигерские шутки