• распродажа

  • Winter tour 2009

  • Почти через год отшельнической жизни Господь посылает мне неожиданный дар - родственную славянскую душу, - невольника из Белоруссии! Не могу выразить, какое это для меня радостное событие, - совсем тут одичал и опустился, а ведь мы можем друг друга даже при помощи жестов понимать: вот некоторые значения белорусских слов:

    Здароў = здорОво!
    хабібі = друг
    харам = стой, нельзя!
    дурная мара = работа за границей

    Как видите, очень много общих с русским и украинским языками слов, так что мы с Алексом понимаем друг друга с полуслова! Большинство из нас, плененных коварным правителем Салехом, влачат свое жалкое существование в Дахране. В отличие от белых сагибов, разрабатывающих здесь нефтяные месторождения, мы не можем покинуть этот пустынный край даже в то немногое свободное время, которое имеем, и обречены находиться безвыездно в Саудийском королевстве, где нет музеев и театров, а для увеселения жителей предусмотрены лишь базары, называемые басурманским словом "супермаркет", хотя смею вас заверить, что ничего превосходного в их посещении нет и все они одинаковы. Тем не менее, за неимением прочих заведений, мы нередко утешаемся пешими экскурсиями по оным супермаркетам, где скорее даже не покупаем что-то, а наблюдаем за местным населением.

    И вот однажды, в послеполуденную школьную перемену, наш школьный управляющий Омар упомянул вдруг о древнем сооружении, выбитом в скале.

    "Ах, да, это должно быть знаменитая иорданская Петра?", -- стараюсь я вежливо поддержать разговор.

    "Нет, сэр, это Медина аль Салех в области Аль Ула на северо-западе Саудовской Аравии", -- отвечает как всегда безупречно-точный и обстоятельный Омар.

    Слова его производят на меня просто ошеломляющее впечатление, я тут же засыпаю его расспросами о Медине аль Салех. Устало улыбнувшись, Омар отсылает меня во всемирную сеть. Оказывается, здесь в Саудовской Аравии сохранились развалины южной столицы древнего набатейского царства, где жили предки современных арабов, -- арамеи... Я достаточно рассудителен, впрочем, чтобы не отправиться туда через пустыню на верблюде, поэтому отправляюсь в единственный на весь Дахран и Хобар книжный магазин, где покупаю карту дорог Саудовской Аравии и начинаю наводить справки о следующем на северо-запад транспорте. Делюсь также своей идеей с Алексеем, который с радостью соглашаются присоединиться к нашей эскападе.

    Первоначально экспедиция наша состояла из семи человек (слева направо: Monsieur Жан Андреас Йоханнесбургский, г-н Алексей Малахов, эсквайр из Белоруссии, ваш верный слуга (скромно пристроившийся спереди), Неизвестный дахранский учитель (позади Корсакова-Аравийского), Сэр Лоренс-Аравийский, неизвестный арабский студент, филиппинец-Манди).

    Однако перед самым отъездом оказалось, что ни у кого из них не получается поехать, и мы с Алексеем оказались одни.

    Выдвигаемся завтрашним утром, в осьмом часу. Единственное затруднительное обстоятельство -- рамаданский пост, который местные абреки свято блюдут, согласно их обычаям от восхода и до захода солнца ничего не едят и не пьют даже воду, и любой, уличенный в питии или вкушении пищи будет арестован. А нам предстоит более суток трястись в душном автобусе при +50!

    На железнодорожном вокзале сталкиваемся с первым затруднением, -- кассир наотрез отказывается выдавать мне билет по причине... ношения мною чрезмерно кортоких шортов! (на уровне колен) После долгих усилий удается все же уговорить его продать мне злополучную бумажку, датированную 1429-м годом и мы, миновав таможенный досмотр, загружаемся в поезд.

    Путешествия проходит приятно, и после некоторых перепетий, которые не стану здесь описывать, - к вечеру мы уже в автобусе, который мчит нас к бедуинскому Хайлю, и дальше, в заветную Аль-Улу...

    Утром, едва приоткрыв глаза, уже не могу их закрыть, -- мимо нас проплывают самые настоящие ЗЕЛЕНЫЕ поля! На меня они производят наверное такое же впечатление, как на жителя Жмеринки произвела бы внезапно окружившие его песочные дюны. Начинается Аль-Хиджра, -- Страна камней. Огромные глыбы, украшенные искусными зодчими -- ветром, песком и зноем. Смотришь на эти пустынные горы, и охватывает трепет, -- кажется вот-вот в долине покажется кавалькада грозных тамудейских воинов...

    В глубокой древности набатеяне были диким кочевым народом, грозою караванов и путешественников. Когда же римляне учредили здесь провинцию Арабия Феликс, они усмирились и стали замечательными мастерами:

    Среди них было и немало искренних и твердых в вере христиан. Когда к ним явились посланники Магомета с угрозами разрушить город, если они не обратятся в ислам, набатеяне отказались и мужественно встретили смерть... Упокой, Господи, их души! Единственный оставшийся от них след - эти развалины... До недавних пор высеченные на стенах узоры даже расстреливались мусульманами-фундаменталистами из калашниковых, пока Саудийский король не передал археологический комплекс ЮНЕСКО, и его не огородили стеной, поставив полицейские посты... Тем не менее, в прошлом году здесь расстреляли четырех французов, устроивших пикник на обочине... Спаси, Господи!

    Обратный путь не обходится без приключения. Из-за недавней стрельбы за нашим автобусом (куда мы, к немалому удивлению местных жителей с Алексеем садимся, поскольку белых здесь привыкли видеть с собственными машинами), так вот, за нашим автобусом всю дорогу следует полицейский эскорт! Чувствуешь себя, по меньшей мере каким-нибудь премьер-министром, ведь дороги часов пять!

    У Медины, однако, нас ждет самая крупная неприятность. Хотя билетер на автобусной станции в Аль-Хиджре уверял меня, что мы сможем проехать в Джедду минуя Медину и продал нам билеты, автобус, оказывается, едет не по объездной дороге, заезжая прямехонько в Медину! А въезд туда всем "неверным" запрещен, вот этот знак:

    Нас останавливает полицейский кордон и велит сходить с автобуса, - нам с Алексеем придется выйти посреди пустыни на дороге, ведущей в запретный город, - разве что попутки обратно в Аль-Хиджр ловить? Решаю рюкзаки ни за что с автобуса не сгружать, и вступаю в долгий разговор с офицером. После разговора с моим директором по телефону, он, наконец, что-то приказывает своему подчиненному, и велит ему следовать за нашим автобусом. Однако через несколько минут я вдруг понимаю, что не полицейский едет за нами, а автобус следует за полицейским. К вящему моему ужасу, всем пассажирам, законно купившим билет до Медины, велят выйти на каком-то перекрестке, и пустой автобус, где только мы с Алексеем, следует за патрульной машиной. Долго кружа по извилистым улочкам, останавливаемся, наконец, у полицейского участка. Ждем несколько часов в полной неопределенности. Наконец, к двери подходит дежурный офицер, спрашивает меня отрывисто:

    "Муслим?"

    "Крист", - отвечаю я, стараясь держаться бодрее. Весь комизм этой ситуации понял бы увидевший меня в этот момент: чтобы затеряться в толпе и привлекать поменьше внимания, мы с Алексеем решили облачиться в местные одежды. Представьте себе странность всей ситуации: два подозрительных типа, переодетых в белые длинные накидки, в круглых белых шапочках и с бородами намереваются незаконно пересечь границу запретного города, и при всем этом параде

    нагло заявляют, что они - христиане...

    В общем, продержали нас под арестом в автобусе еще часа три, а потом выдворили из Медины на полицейской машине, которой пришлось заплатить требуемую мзду.

    При всем этом было бы с моей стороны свинством не упомянуть о Мухаммеде, нашем автобусном водителе. Бедняге на следующее утро нужно было в очередной рейс, и он даже не знал, куда его автобус завезли, но он с бодрой улыбкой даже нас старался утешить, - больше всего меня потрясло, когда он, с сочувствием качая головой при виде всех наших арестов и допросов, улучив минутку, подозвал меня и вытащил из бумажника, кажется, единственную бумажку - 50 реалов (около 17 долларов - немалые деньги для бедного водителя!) и протянул мне их: "Это вам!" Мы с Алексеем только руками замахали, уверили его, с благодарностями, что у нас есть на что доехать домой... Но добрый наш водитель до сих пор у меня перед глазами, - настоящий добрый самарянин! Благослови его, Господи, - и тебя, дорогой читатель, терпеливейше дочитавший до этих строк!:)





  • распродажа

  • Winter tour 2009