• Lily-of-the-Valley, часть 9

  • Kill Snape :)


  • Профессор никогда не любил собак, но разницу между «не любить» и «ненавидеть» осознал, только став профессором в бегах.
    Город магглов, казалось бы, сулил миллион возможностей для того, кто хочет спрятаться, исчезнуть, раствориться в толпе. Если бы не собаки.
    Проклятые твари щерились на него из всех подворотен, утробно рычали, привлекая ненужное внимание прохожих – а что не бросались – профессор полагал делом времени. Подозрения его, однако, не простирались настолько далеко, чтобы понять – кто травит его? Единственного кандидата, сразу пришедшего ему на ум, пришлось отвергнуть – за смертью последнего. Дичь! С какой стороны не возьми!
    Зато он понял, что доступ в столь перспективные трущобы, подвалы и нежилые дома перекрыт полностью – там свора может преследовать его невозбранно. Чердаки? С любого чердака когда-то надо спускаться. Он опустился до того, что начал кидаться камнями, получая каждый раз новую порцию оскаленных зубов, мерзко вываленных языков и капающей слюны. Последнему искушению – достать палочку и выдать себя – он сопротивлялся, как мог.
    Пришлось перебраться в другую часть города – богатые, благопристойные кварталы, где появление бездомного пса неминуемо влекло вызов соответствующих служб. Жаль, что появление бездомного бродяги вызывало ту же реакцию.
    Последние несколько суток он почти не спал – и уснул, наконец, в чинном, превосходно ухоженном парке, в двух шагах от мамаш с колясками и влюбленных парочек на скамейках – забившись в кусты.
    Было ошибкой выбрать такое удачное, тихое место – он расслабился, потерял бдительность – и проспал закрытие парка. И проснулся – от глухого, утробного воя над головой.
    Твари, видимо, приступили к окончательному решению вопроса.
    Было обидно – не Темный Лорд, не Дамблдор, даже не этот Поттер – бродячие псы!
    Палочка сама собой выскользнула из рукава, последовал взмах, вспышка; свора шарахнулась, а Снейп, проломившись сквозь живую изгородь, побежал. Мгновением позже псы опомнились и пустились в погоню.
    Впереди был мостик – донельзя живописный каменный мостик через не менее живописную канавку – ярко-зеленый мох, плети дикого винограда почти до земли, узорная паутина по углам. Кажется, принимать последний бой предстояло здесь. Профессор сделал последнюю попытку – рванулся в сторону, перемахнул низенькие перила – вниз, с мостика, лицом в зеленую жижу – ухватился за каменную опору…
    И – едва не разрыдался от досады, как в детстве – попался!
    Едва – потому что ни рыдать, ни слать проклятия, ни кричать – не мог: нутро привычно скрутило, невидимая воронка засасывала, втягивала куда-то.
    Портал, идиот! Куда?..

    Опять лицом вниз – на что-то мягкое, пахнущее пылью. Пыль забилась в нос, он чихнул – и очнулся. И увидел ногу – обычную босую ногу, брезгливо отдернувшуюся, когда он пошевелился.
    Поднимая голову, он невольно отмечал: брюк тоже нет… и мантии… не может же быть мантией этот невразумительный балахон… надетый на…
    - Сириус Блэк!
    - Профессор! Вы не поверите – я страшно рад вас видеть! Добро пожаловать в ад, профессор!
    Блэк, живой и невредимый, ничуть не изменившийся за год, вскочил и картинно раскланялся.
    - Я так ждал вас!
    - Блэк, ты жив?
    - Нет, Снейп – это ты мертв. Но тебе понравится быть мертвым, Снейп, вот увидишь!
    Профессор сел и осмотрелся.
    Старое, сломанное, пыльное и ветхое – все вокруг носило печать запустения. Говорить, а тем более спрашивать не хотелось совершенно – и не понадобилось: Блэк болтал, как заведенный, - это было хуже всего. Он садился и вставал, кругами бегал по комнате, размахивал руками, брызгал слюной, дергал Снейпа за рукав – словом, вел себя как человек, лишенный – насильственно и надолго – любого общества.
    Снейп украдкой огляделся – главным образом в поисках двери. Дверь имелась – одна – и даже приоткрытая, и за ней видна была еще одна комната – стол с пыльными склянками, полки на стене…
    - Выход, Снейп? – любезно поинтересовался Блэк. – Выхода нет, есть две комнаты – без окон! – и всё!
    Снейп потряс головой – что-то здесь не сходилось:
    - Погоди. Ты прожил здесь год – ты же брал где-то воду? Еду?
    Блэк покатился со смеху:
    - Мы на том свете, Снейп! Позови меня, если захочешь есть, или спать, или в сортир – только ты не захочешь!
    - Совсем ничего?
    - Почему же? – Блэк благосклонно кивнул – точно ученику, задавшему правильный вопрос. – Очень хочется обратно… Или поговорить – все равно, с кем. Ну и еще кое-что по мелочи.
    - Не понимаю. – Снейп поднялся с пола, и тяжело уселся на продавленный диван – подальше от Блэка. – Ты сказал, что не можешь выйти – а как же эти собаки? Только не говори, что они проявили инициативу! Откуда они взялись – там? И на что я тебе сдался? Я не припомню, чтобы ты предпочитал меня другим собеседникам!
    Блэк критически оглядел его:
    - Не звать же друзей, чтобы они скрасили мое пребывание в этом уютном уголке! Собственно, ты был единственным кандидатом, незабвенный Питер не считается – попробуй найди в Лондоне крысу! Видишь ли, я, неизвестно почему, с прискорбной периодичностью и независимо от моего желания меняю форму, но в обычном виде я обитаю здесь, а в… анимагическом, скажем так – там. Интересно будет посмотреть, что будет с тобой – и не менее интересно – узнать, как же я выбираюсь отсюда. Загнать тебя было довольно легко, Снейп – ты сам, надо сказать, неплохо постарался. Гораздо труднее было найти Завесу!
    Завесу?
    Темная зелень винограда, резные листья, кружево паутины – завеса? Это тоже было обидно – Блэк мог думать о нем что угодно – но отказывать в логике? В компетентности?
    Мертв? Всего лишь гипотеза – и, как любая гипотеза, требует доказательств. А уж последнее утверждение – вообще верх абсурда. Снейп представил себе детишек, вздумавших поиграть под мостом в прятки – и нервно хмыкнул. Но идти в соседнюю комнату отчего-то не хотелось – тем более что Блэк радостно кивал, всем своим видом выражая готовность – и даже горячее желание – отвечать на вопросы. Что ж, для построения непротиворечивой теории понадобятся не только факты, но и, скажем так, рассказы очевидцев.
    - Завеса? – процедил он. – Значит, любой, кто залезет под мост?..
    - Не любой, Снейп, совсем не любой! Маггл сто раз пройдет мимо – и не заметит. Для маггла завесы просто не существует – должно быть, они умирают как-то по-другому, не знаю. Я теперь тот самый пес, Снейп – черный пес, который предвещает смерть!
    - Это называется – предвещает?
    - Должен признаться, я довольно долго экспериментировал, - бодро заявил Блэк, и Снейп поморщился, - проверял свою догадку, и она блестяще подтвердилась!
    - Кого ж ты туда загонял, хотел бы я знать?
    Блэк расхохотался.
    - Неужели годы возни со школьниками сделали тебя сентиментальным? Не младенцев и не старушек, Снейп. Кошек! Всего лишь кошек – никогда их не любил, к тому же – слыхал? – у каждой кошки девять жизней, ничего страшного!
    Идиот! Дважды идиот! Экспериментатор долбанный!
    Снейпу нестерпимо хотелось выругаться – но он превозмог себя и приступил-таки к изучению места, куда забросила его судьба – или все-таки Блэк?
    Через несколько минут с осмотром было покончено – на этот раз Блэк не солгал. Две комнаты, в одной – диван, буфет и ковер, в другой – стол и стул и полки. Свечи – Снейп безуспешно пытался задуть их, и Блэк радостно гоготал, наблюдая за его усилиями. Склянки на столе были безнадежно пусты. И ни окон, ни дверей.
    Что же он делал здесь один – целый год?
    - Думал, Снейп! Ты не анимаг – ты не знаешь, что… что тело берет над тобой верх – и надо хорошенько запомнить, что именно тебе предстоит сделать – там. Это когда я понял, что к чему. А до того – лучше не вспоминать. Азкабан в этом смысле был куда интереснее – там давали баланду, объявляли отбой… там, за стеной, были другие! Кем бы они ни были.
    Снейп откинулся на спинку дивана - пусть себе болтает - закрыл глаза и попытался разобраться в собственных ощущениях. Ощущения были… своеобразные. Голод и жажда, донимавшие его, действительно исчезли. Спать тоже не хотелось – но ведь недавно он выспался в парке! Ничего не болело.
    Собственно, признаки жизни подавал только мозг – так и подмывало задать Блэку еще десяток каверзных вопросов – и… Он прислушался к себе – и торопливо положил ногу на ногу. Такого с ним не бывало с тех пор, как... Да, кажется, никогда не было!
    Интересно, это его личная, субъективная реакция на происходящее, или?..
    Блэк подмигнул.
    - Помнишь, я говорил тебе – и еще по мелочи? Это оно и есть.
    Забавно. Снейп невольно вспомнил маггловские истории о повешенных, в момент смерти извергавших семя – у магглов оно считалось волшебным. Может быть, в этих домыслах действительно скрывается зерно истины?
    Размышления отвлекали – но не слишком. С Блэком, впрочем, все было ясно – думать он не привык, так что – наверняка – прибегал к более привычным методам. Снейп скривился – когда-то он, как человек мыслящий, преодолел-таки это искушение. Правда, тогда оно было и вполовину не таким сильным…. Он заставил себя сидеть спокойно – что ж, собственное тело тоже может быть объектом исследований, не хуже любого другого – и выдавил:
    - Ты что же, знал – и все-таки загнал сюда – меня?
    Блэк осклабился:
    - Снейп! Право, ты себя недооцениваешь! Я всего лишь пытался убить двух - нет, трех - зайцев сразу. Гарри лишился еще одного врага, а я приобрел достойного противника и… - он помедлил, издевательски меряя Снейпа взглядом, - как можно надеяться в предложенных обстоятельствах – приемлемую возможность решить некий вопрос. Как выяснилось, Снейп – до того, кстати, выяснилось, как я попал сюда – я достиг уже того состояния, когда ни возраст, ни пол в этом вопросе значения не имеют.
    Мерлин! Снейп приказал себе – сейчас же! – успокоиться, но тело не слушалось. Оно действовало само по себе – и неуклонно смещалось к середине дивана, где, мерзко ухмыляясь, ждал Блэк.
    - Пойми - ты попал в мой ад, Снейп. Вполне возможно, что твой собственный был бы другим – но я приволок тебя сюда. Я бы попросил прощенья… Я и попрошу, наверно – но после… Сейчас мне хочется совершенно другого.
    Снейп невольно кивнул – ему тоже хотелось другого. Точнее, и того и другого. Блэк, умоляющий о прощении, стоящий перед ним на коленях…
    Ощущение становилось нестерпимым. Он заставил себя смотреть – и увидел, что в синих глазах Блэка разгорается то же безумие.
    Персональный ад? Скорее, один на двоих.
    - Блэк, - простонал он, - будь ты проклят! Если ты… если ты придумал это для меня – я убью тебя…
    - Вперед! – сказал Блэк.

    Диван, кряхтя, принял их в свои пыльные объятия – Снейп на мгновение ужаснулся тому, что происходит – и тотчас забыл, потому что Блэк, в самом деле опустившись перед ним на колени, стянул с него брюки.
    Смерть? Допустим – зато какой опыт! Оказывается, после смерти существует… существует… Никогда раньше не подводившая его склонность к анализу отказала напрочь – осталось только странное чувство безопасности. Теперь меня никто не найдет – торжествовало что-то в нем – теперь-то я спрятался от всех – в самом тайном из тайных, темном из темных, невероятном….
    Наслаждение было таким жгучим, таким живым – он вскрикнул, уже не думая ни о чем – только стремясь туда, вглубь, в бездну…

    Большой черный пес отряхнулся, выбравшись из-под каменного мостика. Отбежав в сторону, он вдруг закрутился на месте, пытаясь достать собственную спину и безуспешно лязгая зубами в воздухе; потом, усевшись на хвост, принялся шумно чесаться.
    Через минуту, избавившись наконец от надоедливой блохи, он довольно оскалился – будто улыбнулся – и неторопливо потрусил по улице.
    Мне просто приятно знать, что ты меня читаешь









































































  • Lily-of-the-Valley, часть 9

  • Kill Snape :)