• Биохимия крови. Американские нормативы.

  • My Top 100

  • Детских садов у меня было несколько. Помню, что один из них был любимым, потому что там работала любимая воспитательница Вера Михайловна. Она жила недалеко от нас на улице Веснина, и периодически общалась с мамой, и потом, когда мы уже начали ходить в школу, пригласила нас в гости. Одной парой гостей были мы с сестрой, а другой - близняшки Лимоновы ("Лимончики"), чуть постарше нас. Пили чай в уютной комнате в старой коммунальной квартире, играли, пытались разговаривать, но скорее всего, последнее получалось не очень, потому что мы были очень стеснительными девочками.

    Один из других детских садов находился на Фрунзенской набережной (а может быть, и не один). Тогда я совсем не представляла, где это относительно всей другой Москвы. Просто была в моей жизни такая точка. Казалось, что детский сад далеко. Ездили туда на троллейбусе, и почему-то опять помню зиму: мама нас забирает вечером, уже темно, морозно, идет снег, его много, мы идем почти по колено (наше, детское, колено) по одной из аллей, вокруг деревья, а машин и людей почти нет, и как-то так здорово все это ощущается, и совсем не холодно, а просто хорошо и весело. А потом на остановке я смотрю, как снежинки кружатся в фонарном свете, и это захватывает полностью: наверху, в узорах снега и света, существует особый мир, и я понимаю, что запомню этот момент. И зимний троллейбус, как из старого советского фильма: заходишь туда с холода, и согреваешься, и радуешься, что больше не надо ждать, а вокруг много народа, но тебя пускают к заледеневшему окну, и дышишь на стекло, и варежкой протираешь себе окошко. 

    Как-то в троллейбусе мы вошли в состояние, когда невозможно перестать смеяться, и, вероятно, вели себя на редкость неприлично, и мама сидела напротив, и делала вид, что нас не знает. А как-то мы ехали напротив кабины водителя, у него была приоткрыта дверь, и мы всю дорогу рассматривали разные кнопочки и рычажки, и щебетали между собой, а в конце он угостил нас конфетами...
     
    И из этого же времени букинист рядом с метро "Парк культуры". Мне кажется, что внутри я никогда не была, но по объяснениям родителей мне он представлялся значимым и таинственным местом, где продаются старые и редкие книги. И благодаря ему появилось домашнее имя "Бука". Вроде бы, вначале так сестра называла меня, а потом имя превратилось в нарицательное.   





  • Биохимия крови. Американские нормативы.

  • My Top 100