03.11.2011

Давнее



  • Про любовь…

  • Признание в любви на разных языках

  • Как-то неожиданно ты позвонила. Конечно, я сразу тебя узнала, не могла не узнать. Надо поговорить? Зачем уже что-то объяснять, все остыло давно, и даже не больно думать, кого ты любишь, с кем делишь постель, кому на мыло сочиняешь страстные послания. Я немного опоздала, ты вдруг пришла раньше. Куда пойдем?

    Помню, отмечали на крыше чей-то день рождения. Было темно, внизу огнями сказочно (как еще, когда столько пива было!) сиял город. Может?.. Могу я себе позволить маленькое весеннее помешательство?

    Детка, нам везет, даже странно: некий джентльмен решил пропустить в дверь подъезда, похожую на сейф. Верхняя кнопка лифта, гул, ну и грязь тут, куда дальше? Вверх по узкой лестнице, через грязь к небу. Вся правда жизни на трех метрах! Темно. Давай руку, я тебя держу.

    Наконец, над нами небо, звезды. Все декорации на месте.

    Внизу суетятся люди, машины, посмотри, какая вон кроваво-бордовая. Страшно смотреть вниз? Мне, нет. Садись на парапет, не будешь видеть эту пропасть. А я буду, и тебя тоже. Не бойся, я же рядом. И держу тебя. Ну что, будем говорить?

    Малыш, солнце, ты что? Ты серьезно? Два года прошло, это был срок убить безнадежную к тебе привязанность, даже больше, любовь, обхожу теперь это слово всеми способами.

    Любить тебя было слишком больно: масса девушек вокруг, это постоянное недоверие и твоя полная уверенность, что так и надо, но природа взяла свое, теперь я одна и гордо считаю себя свободной. И вот ты говоришь, что как никогда я нужна тебе, что раньше не ценила, знала, что все равно буду рядом? Не знаю, что сказать, теряюсь, пялюсь на угол ближнего дома, будто там ответ кирпичами для меня давно выложили. И рождается маленькое такое торжество: все по привычному закону, сначала любишь ты, потом, тебя. Ну, что тут сделаешь?

    Обнимаю тебя, такую хрупкую, обвиваешь меня ногами, целуешь неторопливо, до боли нежно. Тело становится тяжелым, неподвижным, руки свободно (белье ты вообще носишь редко) скользят по спине вниз. Ласкаю ушко, шею, твой стон, как издалека, окончательно что-то во мне обрывает, не выдерживаю, ногтями раздираю спину. Ты запрокидываешь голову, прогибаясь над вечерними огнями, твое лицо в полумраке какое-то неземное, на бледной шее темнеет жадный укус. Первая проба крови зажигает, и мое нетерпение сражается с пуговицей твоих джинсов.

    - Не надо.

    - Скажи, что любишь меня.

    - Я боюсь.

    - Я держу тебя. Не открывай глаза. Верь мне. Скажи это.

    - Люблю тебя.

    Пуговица поддается, через пару секунд пальцы, в центре твоих желаний. Впервые обращаюсь с тобой откровенно грубо, кажется, тебе так нравится еще больше. Поворачиваю спиной, опрокидываю на парапет лицом вниз, снова беру тебя. Интересно, внизу слышно твои… мои…. наши крики? Перед самым завершением вынимаю пальцы, поворачиваю, смотрю в полузакрытые глаза.

     

    - Котенок, скажи мне еше.

    - Люблю тебя. Я только твоя.

    Моя? Ты никогда не была моей, да и чьей-либо вообще. Но теперь.Обнимаю, целую глубоко, душой в душу. Наклоняешься, ложишься уже без страха на парапет, и я все-таки решаюсь отпустить насовсем, к кому захочешь, туда, к огням, убираю руки.

    За мной захлопнулась броне-дверь. Она любит меня! Она только моя! Улыбаясь, я шла, летела по ночному городу. Где-то рядом собиралась толпа.


  • Про любовь…

  • Признание в любви на разных языках