Соц сети

03.11.2011

Черновик



  • Саратов. Театральная площадь

  • Дворовые игры нашего детства (шпаргалка для склеротика)

  • Я помню, как лет 5 назад, сидя на своем рабочем месте в торговом зале одной новосибирской компьютерной фирмы, разинув рот читал "Раздумья ездового пса" Василия Васильевича Ершова. От многих я слышал, что эта последняя строчка в книге "Кто же придет на смену? Может быть, это будешь ты" явилась тем самым толчком, последней каплей, которая заставила собраться и двинуться в известном направлении. Сегодня, читая очередную часть Ершовских "Летных дневников" я увидел строки, которые явились прототипом этой самой концовки. Вот они:

        Как везем на юг детей, так у меня открыта кабина. Экскурсанты сопят за спиной. Я - нарушаю.
    Но кто же вырвет детишек из цепких объятий коммерции, приобретательства и халявы. Ведь они кругом видят одно: деньги кругом чуть не дармовые, и добываются любым, большей частью, нечестным путем, а правит везде кулак. И маленькие сердечки ожесточаются, и в них проникает лицемерие.
    Так пусть же хоть на минуту прикоснутся к честной, благородной, тяжелой, интересной, мужской профессии. Интерес - вот главное, что может зацепить душу ребенка.
    Но когда я гляжу на прилизанную рекламу, как биржа забирает у меня несмышленого пацана, как он идет, разинув рот, по ее величественным залам, как его похлопывает по плечу лощеный финансист, который ничего в этой жизни не производит, тем более, в советском союзе, а спекулирует ценными бумагами и ловит курс валют, - и это считается почетным делом настоящих мужчин! - я зверею. Я сажаю в свое капитанское кресло мальчишку, даю ему в руки облупленные рога настоящего штурвала - кто кого пересилит? Биржа или самолет?
    Ну, давайте все станем финансистами. Кто же тогда будет таскать штурвалы? Кто вообще тогда заинтересуется реальной жизнью: строительством, транспортом, добычей, выращиванием хлеба?
    Кто кого кормит в этой жизни?
    Я - нарушаю. Дети вечно толпятся в кабине. Пусть же хоть один потом придет мне на смену!

    Подходишь на стоянке к только что зарулившему самолету. Он стоит, опустив натруженные, потные крылья, капли дождем стекают из ледяных подмышек, хранящих еще холод стратосферы. Фары мертво, по-рыбьи, таращатся в стороны. Колеса, приняв на себя и затормозив многотонную массу машины, дымятся от натужного внутреннего жара. Трясутся шланги от жадно, судорожно заглатываемого топлива. Освободившиеся стойки шасси со вздохом облегчения разжимаются, чтобы через час со стоном и напряжением вновь взять на себя полный, стотонный вес, просесть в ожидании желанной, в вихрях приходящей подъемной силы крыльев. Молчат усталые агрегаты, отдыхает извертевшаяся шея радиолокатора, запрокинулись авиагоризонты в тяжелом забытьи, замерли компаса, заглушены датчики скорости и высоты. Короткий отдых.
    Потом все оживет. Засвистят турбины, вспыхнут и устремят свои лучи вперед фары, завертятся колеса - и вперед, в небо.
    И командовать всем этим буду я.
    А может - ты?
    Может, хоть один затаивший дыхание за моей спиной мальчишка заболеет мечтой летать?
    Или все же - биржа?

    Да нет, Василий Васильевич, не биржа, и не сытая "манагерская" должность. Спасибо Вам.













  • Саратов. Театральная площадь

  • Дворовые игры нашего детства (шпаргалка для склеротика)