• Названы претенденты на премию Телетриумф

  • Программа кинофестиваля “Профессия: журналист”

  • Словно метя на инстинкте территорию, человек контроля неосознанно контролирует себя и других, сводя открытость существования к закрытости, сужению сознания. В результате такого контроля неизвестное сводится к известному, незнание к знанию, чтобы существовало мнение обо всём и о каждом, чтобы везде стояли точки над «и», и можно было жить в мире предсказуемости, ожидая от себя и других того, чего бы хотелось.

    Всё это погружает человека с его опорой на ум и знания во внутренний сон. Он удобно, уютно располагается в собственных представлениях. А то, что он зачастую непомерно напряжен и взвинчен, так, сколько он себя помнит, он так и жил, благодаря своим знаниям, предубеждениям, обусловленности и тем ограничениям, которые он продолжает вводить в свою жизнь.

    Выбирая и предпочитая одно другому, его ум работает безостановочно на большой скорости, пытаясь, навести образцовый порядок среди того, чем человек располагает. Но нет возможности завершить хоть что-либо из происходящего - одна мысль тянет за собой другую, одно действие требует немедленно следующего, один страх тянет за собой остальные.

    Этот процесс длится безостановочно, не давая возможности выйти в такое пространство внутри себя, где человек мог бы на мгновение остаться невинным, незамутненным, чтобы соприкоснуться с самим собой и осознать то, что есть в реальности. Находясь в контроле, он предпочтёт реальности фобию перед бесконтрольностью, которая возникает из-за мощного отождествления с умом - со всем тем, о чём человек думает, без понимания происходящего.

    В результате растет скорость мышления, а ещё резче работает подавление - механизм психической самозащиты, который пытается как можно быстрее очищать сознательную часть ума от такого хаотического движения мыслей, подавляя их в подсознание. Инстинктивно человеком сжимается пространство осознанности, всё сводится к тотальному контролю происходящего. И, будучи в суженном сознании, он пристально следит за жизнью и окружением в неимоверном страхе перед расслаблением, которое может рассеять его контроль. Такая закрытость не позволяет испытывать подлинные чувства, любить, доверять, открываться, наслаждаться - просто быть человеком.

    В плане социальном он может быть очень продуктивен, но тому, кто рядом - не позавидуешь. Держа себя в черном теле, он изо дня в день станет требовать от других исполнения всего того, что будет поглощать их жизненность - ритуальной механичности, чтобы всё было детерминировано, предсказуемо до мелочей. Предсказуемо, чтобы он, вводя кого-либо в свою жизнь, не получил потрясение в своём суженном, выверенном от «а» до «я» существовании, а мог жить и дальше изощренно прибегая к любым способам воздействия на других людей, делая их известными для себя.

    Ему необходимо выставить все критерии, чтобы создать образец знания и успокоиться в том, что он знает всё обо всех и обо всём. Потом он рефлекторно будет ставить каждого на место, как только тот проявит хоть какую-то самостоятельность или хуже того, свой собственный разум, собственный свет понимания. Страх, немедленно поведёт человека контроля в атаку на подавление этой непозволительной роскоши. То, что он не позволял себе - он никогда не позволит другим.


  • Названы претенденты на премию Телетриумф

  • Программа кинофестиваля “Профессия: журналист”