• Ух… давно не писала )

  • Разговор с богом [3]

  • ***

    Вяжущий вялый звук
    из ничего, вокруг
    и в никуда, ничей.
    Сколько еще ночей -
    ни одного сна
    и ни одной строчки?
    - Хочешь? - Не очень.

    Это совсем не покой -
    ужас! покой другой.
    Нет очертаний сна,
    слово не найдено.

    Мертвая, слушаю пустоту,
    плаваю в темноте.
    Нити, простроченные по рту,
    вытянуты не те.
    Что заставляет меня молчать
    и ничего не помнить?
    Вялая вяжущая печаль
    телом по комнате.

    Мой враг.

    1.

    Кто был мне другом, остался мне неизвестен.
    Зачем он, где я и смерть живем в четырех шагах?
    Утоляю тирана в виде задетой чести,
    упиваясь кровью скованного врага.

    Он наколот на стену, как бабочка Паганеля,
    так же красив и жив в разложении до тошноты.
    На груди нарезано ровно подобье мишени -
    сердце цвета каменной терракоты.

    Милость моя ограничена дном стакана.
    Радости нет особенной в этой страсти,
    как и во всякой. Оскаленный рот как рана -
    в зеркале. Автопортрет ужасен.

    Я заранее зверь и раб воспаленной чести:
    мне недолго владеть собой - возможно, до завтра.
    В безупречном, но тленном теле желание мести
    сильнее, чем чувство меры и чувство такта.

    Он не один такой, их летает стая,
    в моем пространстве зло имеет тело и имя.
    Только одно - только то, что нас убивает,
    на самом деле делает нас живыми.

    2.

    Белый скелет, приклеенный к черной тени.
    Фотопортреты ню и буквы потом, никак.
    Тело на стены - убила бы и не хотела,
    если бы не завет любить своего врага.

    ***

    Потаскались -
    я ТАК потаскана:
    исключительно в черных красках,
    мимо зеркала, ночь за ночью.
    А в награду мне - червоточина,
    исступление.

    Мне прогулка -
    в преисподней, по закоулкам,
    в потаенных поползновениях,
    развороченной,
    где растление -
    сущность плоти.

    Немного яда
    под иконами вместо ладана
    или смирны -
    куда я падала,
    никому бы туда не надо, -
    чтоб кадило, и телом впитано:
    там мы гады.

    Учи молитвы.

    ***

    Наклонены ко сну,
    склонны, и в малокровии,
    медленные - к окну.
    А за окном - история.

    Люди, и звери, и,
    пересекаясь на бойне,
    словно в преддверии
    ада, стыдятся крови.

    Твари порочные
    древней империи,
    мы обесточены.
    Это безвременье.

    Стоило приползти
    к пропасти - и в отчаянии
    все-таки обрести
    смысл, лишенный начала:

    не уходить ко дну.
    Милая аллегория.
    Я предпочту войну,
    потому что на ней герои.

    Твари ползучие
    в камерах или в клетках,
    великомученики.
    Это диагноз, детка.

    ***






































































  • Ух… давно не писала )

  • Разговор с богом [3]