• ЛЮБОВЬ - СПОСОБ БЫТИЯ

  • разлука в сердце моем

  •   Я вышел и сразу очутился в объятиях Симеонова.

    - Друг, страшно рад, за тебя. Поздравляю! -  мы расцеловались

    -Ты, как, Симеонов?

    - Веришь, у меня все фиолетово, лучше не бывает, женился. Угадай на ком?

    - Наташа?

    - Точно, ждем сына!

    - А Настя как?  Я думаю, что ты на городском причале  с ней объяснился….
    Ах, этот знойный, летний полдень, да , Симеонов. Морской ветерок
    развевал ей волосы, а она... она все смотрела вдаль - туда ,туда, за
    линию горизонта…


      Симеонов, по обычаю, впал в ступор, правда, на сей раз выпал оттуда сам, без посторонней помощи.

    - Ой ,я и забыл, что ты эта… того ,все видишь. Ага, тяжело мне было, но я ей сказал, что …

    -  …Мы не можем, просто не имеем права быть вместе…

    - Ты что, подслушивал!  Блин, ну, тебя… Короче расстался с Настей

    - Молодец ,Симеонов , уважаю. Надо это отметить.

    - Будь спок ,в самолете уже стол накрыт, генерал распорядился, да… и Жанна сама не своя, как на иголках.

    - Понимаю ,парней тоже отпустили.

    - Их уже везут на аэродром.

    - И вещи взяли?

    - Наверно. Тут вот еще что… Скажи мне, как друг, объясни. Наташка
    говорит, что ,когда она ждала меня, сидела в парке на скамейке, к ней
    подошел человек, по описанию похожий на тебя…

    - Вот странно, я-ж на объекте просидел

    - Да, знаю я. И этот человек сказал…

    - … Ты жди его, Наташка, он обязательно вернется - только очень жди…

    -  Значит, это был ты?

    - Симеонов, скажи, ты счастлив?

    - Да, офигенно!

    - Так будь себе счастливым до конца. Какая разница, кто был,  и кто чего
    сказал. Ты получил награду за поступок, забудь о частностях. Подумай о
    Наташе, о вашем  сыне, о любви…

    - Странный ты, я-ж тебе, как другу …а, ладно,все равно - с меня банкет, договорились?

    - Симеонов, с тобой в разведку, а уж, на банкет, так с полным нашим «хорошо».

     

    И точно, когда я зашел в самолет, все было накрыто. Нам отвели каюты в
    первом классе, но сели все в специальном отделении для банкетов.
    Накрахмаленные стюардессы, а особенно Жанна, не скрывая радости,
    хлопотали вокруг нас.

    - Вадимчик, пока еще Вы терзвый, как собака, не откажите, и первый тост,
    пожалуйста ,что поумней, за нас, но главное, за это…  - я щелкнул
    пальцами

    - За любовь! – одновременно выкрикнули Сява и Жанна.

      И Вадя сказал:

    -  Люди, один умник по фамилии Хайдеггер, спьяну или с похмелюги,
    написал в моем сердце такие строки: «Прорывом объективированного мира
    является не только подлинное человеческое общение, но и сфера собственно
    творчества. Истинная коммуникация, как и творчество, несут в себе 
    трагический надлом - мир объективности непрестанно грозит разрушить
    экзистенциальную коммуникацию. И сознание этого приводит нас к
    утверждению, что всё в мире, в конечном счёте, терпит крушение уже в
    силу самой конечности экзистенции, поэтому человек должен научиться жить
    и любить с постоянным сознанием хрупкости и конечности всего, что он
    любит, незащищенности самой любви. Но глубоко скрытая боль, причиняемая
    этим сознанием, придаёт нашей привязанности особую чистоту и
    одухотворённость....»

    - Выпьем, господа, и  прекратим свою замкнутость  в самих себе, ибо … только любовь способна на это…так за любовь, друзья мои

      Самолет летел и летел ,а мы все пили и пели во славу любви, поскольку
    только любовь была ,есть и будет единственным связующим  всего и вся на
    нашей хрупкой планете, только любовь способна перешагнуть время и
    пространство, трудности и преграды, разлуки и обреченность…

      На этом можно было бы и закончить, если бы не одно но.По прилету нас
    провели через зал иностранных делегаций, где торжественно наградили и
    поблагодарили ,вручив памятные подарки, а затем доставили в целости и
    сохранности до дверей с дубовыми панелями.

      Распрощавшись с гостеприимными официальными лицами, мы , нагруженные
    по самое «немогу», доплелись до буфета ,который оказался совершенно
    пуст, если не считать знакомой нам буфетчицы.

    - Мальчики, Сява! – звонко обрадовалась она – Радость-то какая, уж и не


































  • ЛЮБОВЬ - СПОСОБ БЫТИЯ

  • разлука в сердце моем