• Триннадцатая игра

  • Отчет по шестнадцатому дню игры

  • 14.01. День шестой. Народу опять было не очень много, а причин тому две. Во-первых, нашей вампирке резко все надоело – то ли она начала злиться на то, что не справляется с ролью, то ли на то, что роль не главная, то ли на то, что ей чего-то недодали, - и она, зная о дате игры заранее, решила передвинуть свой день рождения с 13-го на 14-е. Не иначе, чтобы посмотреть, сколько наших «выберут ее». К слову, праздновать день рождения по игре, как Тонкс, она отказалась. Почему – непонятно, Нимфадорино рождение отпраздновали зело весело, все были довольны. Но, как ни веяли вихри враждебные, и как ни старались темные силы нас злобно…как это по-русски…угнести, что ли, но игра состоялась вопреки всему. Даже препятствиям гораздо более серьезным, нежели высочайшее недовольство их светлости графини. Начнем с того, что в четверг я попортил себе спину, навернувшись в темноте на лестнице. Там случился, кажется, разрыв мышцы, плюс сильный ушиб – ну, и я радостно лишился свободы передвижения. Любое движение вызывало в памяти латинское слово из шести букв на букву «к», не подумайте, что «коитус» В общем, я залег в кресло аки старый дед, где дневал и ночевал, перманентно сочась ядом в сторону домоуправления и господ архитекторов, а так же того мерзавца из разряда Высших сил, что меня до такой степени «выделил среди прочих». Буквально в то же время Томми угодил в больницу – довел себя до ручки идиотскими экспериментами на выносливость. Тамара села у двери трехголовым Цербером, ибо друг наш Томми не выносит ограничения собственных свобод и с самых первых минут пребывания в больнице начал строить планы насчет побега, невзирая на собственное полуразвоплощенное состояние. Вообще, это не первый случай, мы с ним по жизни синхронно влипаем в какие-то медицинские неприятности, надо было учесть…
    В общем, на моем пути встало досадное недоразумение, которое требовало адекватного отыгрыша. Плюс надо было спасать заявленный на сегодня ритуал. В общем, мы придумали так. Как известно, Темный Лорд – это архетип, а не какая-то одна конкретная личность. Время от времени кто-то провозглашает себя Темным Лордом, и этим открывает себе доступ к «пакету» знаний и атрибутов архетипа. Волдеморт отнюдь не первый в этом списке, а, напротив, где-то двенадцатый, и ему чертовски интересно, что же оставили после себя его предшественники. Исходя из того, что Темным Лордом может себя провозгласить только существо с определенными качествами и склонностями, Волдеморт делает вывод, что все его предшественники имеют с ним нечто общее, а именно – страсть к экспериментам и любовь к загадкам и ребусам в качестве охранных мер на страже своих артефактов и атрибутов. Вот он и решил поискать то, что они запрятали – авось пригодится. А в качестве компаньона, медбрата, бродячего филиала МЧС и живого щита прихватил моего персонажа. Короче, направились они в Перу, в Затерянный город – это комплекс допотопных культовых сооружений с жутким многоуровневым лабиринтом, набитым ловушками и древними проклятиями хитроумной конфигурации. Естественно, оба они – мастера высочайшего класса, но даже Томми со всей своей интуицией не смог избежать подставы. Короче, не дойдя метров пяти до того места, где по расчетам Волдеморта, должен был находиться тайник, оба они вляпались, попали под проклятие неизвестного вида. В общем, обоих слегка изувечило, они еле аппарировали оттуда, мой персонаж сдал тушку шефа на руки лейб-медика и уполз в свою нору зализывать собственные раны.
    Итак, сидит мой персонаж в кресле, встать из него не может, ругается, от кучи принятых мер уже мутно – и тут к нему на огонек заползает Нагайна. Выясняется, что она не в курсе наших с Томми приключений, он ей ничего не сказал. Она поспрашивала меня на тему подробностей нашей авантюры, высказала неоднозначное мнение относительно самоуверенности друга нашего Томми, и только мы приступили к обсуждению деталей предстоящего ритуала (я попросил ее ассистировать в отсутствие Томми), как в лабораторию влетела сова Беллатрикс. Не в меру разговорчивая птица оценила обстановку, поняла, что как минимум один слушатель от нее не убежит, и зачала трепаться – все больше про Египет, куда она залетала по пути, выполняя поручение хозяйки, которая, естественно, про эти вояжи ни сном, ни духом, а посылала птичку всего-навсего в Москву. (Белла удавится, коли узнает, какие крюки нарезает ее сова, и сколько времени теряет даром.) Мой персонаж воспользовался совиной логореей и разузнал историю происхождения болтливой птицы. Выяснилось, что птица (будучи еще нормальной совой) залетела в Азкабан, где в то время сидела Белла, и последняя, от нечего делать, начала с ней общаться. В один прекрасный момент сова решила сделать подружке хорошо и сперла у кого-то где-то палочку. Единственное, что успела Белла – это подселить сове чью-то отлетающую душу и трансфигурировать птице гортань для возможности связной речи, а потом дементоры прочухали непорядок и палочку конфисковали. Но сове этого хватило, и теперь она служит Белле бескорыстно, а иногда даже и подкармливает хозяйку: миссис Лестрейндж сидит без гроша, а совища читает стихи по тавернам, зарабатывая этим денежку. В общем, эта жертва трансфигурации плотно уселась в лаборатории и навострила ушки – а ну мы чего полезное для ее хозяйки сболтнем? Мы, естественно, все поняли, и базар старательно фильтровали.
    А затем пришла Тонкс – за обещанным ритуалом. Когда она принесла портрет искомого персонажа, с ней сразу все стало ясно – портрет изображал Люпина где-то на шестом-седьмом курсе. (Представляю, что бы сказал хрестоматийный Люпин, узнай он, что его ловили по всей Европе при помощи ритуала, классифицируемого как темный.) Вообще-то я рассчитывал на помощь Томми, но мы и вдвоем с Нагайной неплохо справились: изловили сигнал менее, чем за 40 минут, аж в районе Архангельска(!) и постарались приманить. Что ж, дальше видно будет. А наша храбрая аврорша, видать, перетрусила, так как прихватила с собой подружку – миссис Флёр Делакур-Уизли, которая вела себя, как паинька, умеренно вопрошала, и ухитрилась не взбесить моего персонажа, которого по факту бесило абсолютно все. Особенно коты, расположившиеся толстым слоем на его ногах. Кстати, сразу после ритуала я дотронулся палочкой до особо наглого кота, так тот подскочил и удрал вон из кабинета. Однако.
    Что происходило в таверне – я, право, не в курсе, так как с кресла не вставал. По звукам было понятно, что Трелони что-то пророчила французской гостье, фрау Марта хлопотала с едой и старательно кормила гостей, затем французицу умыкнула Тонкс и они о чем-то бурно совещались. А у нас происходила светская беседа, в которой поднимались вопросы касательно отбывших в Дурмштранг на собеседование моего, гм, племянника с мамашей, взаимоотношений Джула и Моры, обиженного из-за Беллиного склероза на всех баб оптом Гойла (ему, как старейшему, крепко влетело от шефа) и, конечно же, подробностей обстоятельств, приведших нас с Лордом в состояние некоторой развинченности. Сова трепалась о своих путешествиях, на моего персонажа налетела ностальгия, не иначе как с пива, которым его, зелёненького опосля ритуала, отпаивала сердобольная фрау Марта (а у него даже не было сил ее отогнать). Причем, завидев объект для опеки, она как-то сразу позабыла о том, что надо удивляться таким явлениям, как говорящая сова и дама, поигрывающая солидных размеров кинжалом. Да, пришлось еще писать ответ Белле на принесенное совой письмо (птица идентифицирует моего персонажа как мистера Хэка, так же пока его воспринимает и ее хозяйка).
    Прочие подробности бесед опускаю, ибо они носят стратегический характер. В целом же этот день доказал, что игру можно плодотворно провести и малым составом, невзирая на саботаж и разгильдяйство.







  • Триннадцатая игра

  • Отчет по шестнадцатому дню игры