• Рассказ “Шкатулка памяти”

  • Безымянный 151065

  • Была пасмурная погода и шел снег, хотя за два дня до этого светило солнце и было тепло на столько, что на улицах можно было увидеть велосипедистов в футболках. До двух часов ночи я собиралась, а затем до четырех прибиралась, потом меня мучила бессонница, как всегда перед отъездом. В результате поспала всего два часа, пока за мною не заехал Женя, чтобы отвезти меня на дачу. К половине восьмого утра уже собирается приличная пробка от Речного Вокзала до третьего транспортного на Ленинградском в направлении центра и в направлении из города после МКАДа. Мы решили не рисковать, а быстренько доехали до дачи, которая находится в десяти минутах от Шереметьево, где я и провела последние часы перед отлетом в обществе мамы и даже вздремнула часок.

    В аэропорту была к началу регистрации. При прохождении досмотра на самолет их сильно заинтересовал ирригатор полости рта. Они даже спросили, есть ли там моторчик. На что я предположила, что, скорее всего, есть, раз вода поступает под давлением. На этом и разошлись.

    Самолет был заполнен на треть, хотя в то же время в прошлом году летел полным. Сильно поразило отсутствие салфеток под голову на креслах. Неужели компания Олимпик настолько обнищала, что экономит на этом. Зато кормили как всегда вкусно, чего не скажешь об Аэрофлоте. Да и стюардессы были приветливые и улыбчивые. Все-таки смена владельца в этом году пошла компании на пользу. В прошлом году на этом же рейсе видела стокилограммовую пародию на стюардессу, даже пожалела, что не было с собой фотоаппарата.

    В половине пятого получила свой багаж и пошла греться на солнышке. Часа полтора просидела на лавочке у входа, впитывая тепло каждой клеткой тела. В Москве испытать что-нибудь подобное можно только в разгар лета, и то, если повезет. Три часа пролетели незаметно. При прохождении досмотра на самолет греческий контроль заинтересовался килограммом красной икры, которую я везла в ручной клади. Непреклонного вида мадам заявила мне, что я не имею права везти икру в ручной клади. На это я возразила, что это не жидкость. Но она не в какую не поддавалась, настаивая, что это желе. Мне повезло, что начальником смены был мужчина, которого мне удалось уговорить пропустить икру, которую вожу каждый раз и никогда проблем не было, и что в следующий раз не повториться. Хорошо, что не пришлось давиться килограммом красной икры на пропускном пункте, т.к врагам я бы ее точно не оставилаJ В Афинах довольно странная система безопасности: они по полной роются в твоих вещах, просят открыть ноутбук, а через рамку ты проходишь даже не разуваясь. Не то, что в Московских аэропортах, где тебя сканируют. Да и таможня интересуется разными объектами: в Москве – моторчиками, а в Афинах – красной икрой. Какого фига они меня на самолет из Москвы пустили с икрой?

    Аэропорт в Афинах.

    По приезду домой Никита порадовал меня убранной квартирой, а Ребекка вкусной греческой едой. Дома у свекрови я конечно же встретила двух ее неизменных друзей, Хусейна и Кристали. То же место, те же люди и те же события. Как будто не прошло трех лет, как я впервые попала сюда.

    За ужином во вторник подрядилась отутюжить двести скатертей для ресторана. Их все равно надо было гладить, вот Никита и предложил заплатить тридцать евро за это мне, а не кому-то еще. Оплаты, кстати, так и не последовало, но я это расценила, как помощь по хозяйству, ведь меня там очень вкусно кормят. Зато за пять часов проведенных в атмосфере ресторана остро ощутила, что работать надо подальше от свекрови и быстренько позвонила Сергею из Биллионтурс .

    В четверг мы, как всегда, отправились на ужин к Ребекке и у них с Никитой возникли разногласия насчет еды. На пасху Хусейн забил молочного поросенка, и остатки ребрышек все еще лежали в холодильнике. Никита не ест жирное мясо, а Ребекка начала ему говорить, что кто же это будет есть и убеждать, что это вкусно, а он и в предыдущий раз отказывался от этой свинины. В общем, договорились до того, что будем есть дома. Чему я абсолютно не огорчилась, т.к сытные мамины блюда быстро прибавляют лишние килограммы.

    В пятницу позвонил Сергей и сказал что хочет представить меня менеджеру на Косе. Времени у них не было и мы разговаривали прямо на улице рядом с моим домом, куда они и подъехали. Меня спросили о моем образовании, опыте работы и сказали что им нужны люди на продажах в отелях, но может быть и в офисе, и, вообще, они на меня месяцок посмотрят, а потом решат куда отправят и оформят официально. Сказали подъезжать в офис в Тигаки первого мая, но может и раньше позвонят, если потребуется убраться в офисе. В глаза светило солнце, дул сильный ветер и я не стала вдаваться в подробности по поводу перспектив, рассудив что уточню все позже при новой встрече.

    Закончились приготовления в ресторане, и появилась идея рвануть в Афины на пару дней с целью повидать больного дядю и друзей. Оказалось, что мотобайк не застрахован, а, в этом случае, лучше ехать без него. После обеда я приняла душ и уже начала собираться. Неожиданно в дверь постучали. Оказалось, что Ребекка нашла дом, который хотела нам показать. Этаж дома, который она арендует последние шесть лет, принадлежит старому хрычу, чья жена умерла на этом этаже и он, под предлогом памяти об усопшей отказывается ремонтировать свою собственность. Он давно почти не видит и очень плохо слышит, но в свои восемьдесят с гиком, все еще водит машину, здесь таких убийц много на дорогах. В половине дома уже года три отсутствует электричество; замки на окнах сломаны года четыре; этой весной сломался дверной замок и перестал работать спуск воды на унитазе; последние года три не работает электронагреватель воды и теплый душ под слабым напором можно принять лишь в солнечные дни; Никита менял канализацию и кран на кухне; нельзя облокачиваться на балконные перила, а то можно улететь вместе с ними вниз. Вот за такой барак она платит шестьсот пятьдесят евро в месяц. До прошлого года, пока не поставила счетчики на электричество и воду, Ребекка оплачивала коммунальные платежи за весь дом (три этажа), т.к хозяин убеждал ее, что это она столько расходует. В свете всех этих нюансов свекровь начала подыскивать себе новое жилье, что оказалось не таким уж легким делом, т.к две комнаты у нее забиты антиквариатом и оборудованием из потерянного ресторана. Когда Никите было девятнадцать лет, его мать убедила продать дом, доставшийся по наследству от отца и открыть ресторан. Он убеждал ее в нецелесообразности траты денег на антикварный интерьер, но она была одержима своими идеями. Теперь приходится снимать помещение под весь этот хлам и таскать его за собой в случае переезда.

    Дом Ребекки.

    Быстро натянув одежду и даже не успев высушить волосы, мы поехали смотреть дом, который располагался на вершине склона горы и оттуда открывался замечательный вид на весь город и соседние острова. Оказалось, что там два этажа, и мы могли бы въехать на второй этаж всего за 300 евро. Мне эта идея сразу не понравилась, поскольку своим ходом туда добираться не реально. Еще оттуда спуститься вниз можно, а вот обратно доберется лишь истинный спортсмен. Но Никита начал убеждать меня, что будет возить, когда надо, и даже размечтался, как он заведет двух больших собак.
     

    Вечером я решила поделиться радостным событием с мамой, но она как-то сразу не обрадовалась и даже начала злиться из-за моей глупости, куда я мол впутываюсь, что все разумные люди разъезжаются с родителями, а мы съезжаемся. Обозвала дом орлиным гнездом, как только я описала спуск оттуда как горы рядом с бабушкиным домом в Сочи, и отказалась даже смотреть фотографии которые я ей хотела показать. Мы общались по скайпу и я пыталась скопировать снимки с фотоаппарата в свой новый компьютер, а как только мама начала впадать в агрессию он отказался загружаться и завис. Я тоже впала в уныние, хотя мама и была права. Попыталась объяснить, что ничего не решаю в данном вопросе, но радоваться перестала. Из-за всего произошедшего в Афины мы не поехали, но и переезжать не стали. Выяснилось, что у Ребекки нету ни денег ни времени на переезд, т.к. она рассчитывала на помощь сына, который помогал ей переезжать в последний раз сделав за день ремонт и за ночь перевез все вещи из ресторана и квартиры. Свекровь относится к разряду людей, которые делают то, что им хочется, а не то, что разумно, вовлекая в это ближних и срываясь на них. Если задуматься, то многие женщины в той или иной мере действуют по подобной схеме: срываются на своих детей и мужей, а с остальными «пушистые душки».

    Здесь могла бы жить.

    Все эти дни светит яркое солнце, но при этом дует сильный ветер. В субботу мы отправились на велосипедную прогулку, что случилось со мной всего четвертый раз в жизни и стоило большого усилия воли. Лишь осознание необходимости практики езды на этом транспорте, заставило меня превозмочь мой детский страх. В детстве у меня не было велосипеда, и его отсутствие мама аргументировала тем, что четыре месяца в году я проводила у бабушки на Юге, где кататься на нем опасно для жизни. Вот так на моей подкорке и появился страх перед велосипедами.




  • Рассказ “Шкатулка памяти”

  • Безымянный 151065