• Хренители. Дубль-2.

  • “Антипадонковские” стихи

  • Некоторые мысли, посещающие меня при чтении "Колеса времени" Роберта Джордана.
    Очевидно, что первые два, и в какой-то степени третий том писались автором как довольно стандартная фэнтези-сказка. Выполненная на высоком техническом уровне, но при этом обычная по своему наполнению. В первом томе это выразилось в копировании сюжетных ходов и образов героев из "Властелина Колец". Во втором томе сама фабула была уже оригинальна, но сама идея осталась прежней - Хорошие Деревенские Ребята выполняют Квест, спасая мир от Темного Властелина. А потом, в какой-то степени начиная с третьего, и уже совершенно точно - в четвертом, пошел перелом. Эпопея резко изменила свою направленность. Привычная борьба хороших и плохих парней отошла на второй план, и Джордан стал заниматься тем же самым, чем занимается Мартин - рисовать масштабную псевдоисторическую картину мира, погруженного в безвременье смутной поры. Вместо скитаний героев по буколически-пустынным пейзажам - политические интриги и заговоры, вместо мелких деревень - столичный высший свет, вместо батальных столкновений Света и Тьмы - междуусобные феодальные разборки. Общий настрой поменялся со сказочного на реалистический. Это проявилось даже в мелочах. К примеру, стали невозможными ранее регулярно случавшиеся разборки между Рандом и Ба'алзамоном, да и сам Ба'алзамон существенно понизился в ранге - постоянно получающий от деревенского паренька люлей Темный был бы анекдотичен при новом раскладе. На это же и играли и многочисленные новые герои, появившиеся в саге в просто неприличном обилии. Отрекшиеся, оказавшиеся в своей массе не картинно-картонными злодеями, а вполне живыми людьми, многочисленные Айз Седай, Белоплащники, Шайдо и прочие Айил, местные лорды - все они оказались выпуклыми неоднозначными персонажами, соответствующему новой тональности цикла.
    И вот тут, как мне кажется, и проявилась главная проблема. Сами главные герои, уроженцы Двуречья, остались все такими же, какими и были в первых томах. Это хорошие герои, сражающиеся на хорошей стороне и делающие хорошие дела. Будучи созданы в рамках черно-белой картины мира, они не изменились и тогда, когда сама картина превратилась в цветную. Мэт, Перрин, Эгвейн, Найнив - мы твердо знаем, что они всегда помогут старушке перейти через дорогу и не отберут у ребенка конфетки. Мне нравятся сами эти герои, прежде всего Мэт, последний - мой кумир во всем цикле, он приятен мне в такой же степени, в какой раздражает своей вечной тормознутостью Перрин. Но в сформировавшемся новом дискурсе, неоднозначном по своей природе, они сами остаются предельно однозначными. За исключением, пожалуй, Ранда ал'Тора - с его трансформацией Джордан справился на отлично. Под влиянием власти, ответственности и постоянной угрозы безумия изначальный Крутеющий Герой без страха и упрека мало-помалу превратился в помешанного на постоянном контроле всех и вся психа, эгоцентрика и попросту параноика. При этом - почти не изменившись внешне. Глубинные изменения личности Ранда проведены настолько тонко, настолько незаметно при поверхностном наблюдении и настолько логично, в рамках первоначально заявленного образа, что этому можно только поаплодировать. Но - сам Ранд превратился в редкого гостя на страницах последних томов, чувствуется, что Джордан просто от него устал.
    И еще - как ни крути, но при всей своей наивной банальности, первые тома кажутся мне намного более интересными и увлекательно написанными, чем последние. С точки зрения задумки, они слабее, но вот исполнение - исполнение явно на высоте.





  • Хренители. Дубль-2.

  • “Антипадонковские” стихи