• Разговор с богом [4]

  • Безымянный 172324

  • В каждом человеке распят Христос. Распятие это – разделённость. Общаясь с другим, иногда почти физически чувствуешь эту стену разделённости, невидимую, неощутимую, но совершенно непреодолимую. И это приводит в отчаяние, ослепляет болью и яростью. И очень страшно то, что эти стены растут и множатся, причём не только снаружи. Что бы ты ни делал, эти стены растут везде, отделяя душу от тела, речь от ума, радость от личности, воздух от лёгких... Какой смысл упрекать других в том, что они не понимают тебя, если ты сам себя не понимаешь, будучи отделён от своего разума, в котором одна мысль отделена от другой.
    Бесконечная множественность, делимость всего и вся не имеет предела. Небытие – это не пустота, не отсутствие. Это разодранность, разделённость, разбитость всего на мельчайшие пылинки, которые тоже дробятся и делятся на какие-то элементы, всё более и более мелкие, без всякого конца. Бесконечный холод и мрак. И пыль. Невыносимо щекочущая то ли нос, то ли что-то ещё. И невозможно ни чихнуть, ни почесаться, ибо нечем чихать и нечего чесать... И даже невозможно вспомнить и понять. Что. Где. Ще.к.о...
    Вероятно, это и есть чёрная дыра - центр небытия в этом мире. Центр, который является чем-то противоположным центру.
    Эту раздробленность может восстановить только Абсолютное Единство. Принять в себя множественность, не распылившись в ничто. Оставшись целым. В этом смысл религии. В восстановлении связи с Целым, с Единым, с Господином Единства и Множества. Никогда этого не поймёт тот, кто не чувствовал бессилия при попытках заштопать расползающуюся ткань, кто не елозил мордой по этой невидимой стене, отделяющей от другого, зверея от невозможности достучаться, докричаться до отражения в зеркале. И тот, чей дом не рассыпался раз за разом независимо от того, какие бы материалы и технологии ни применялись в строительстве. Потому что под этим домом – озеро, а в нём спят драконы. И когда они ворочаются, башня рассыпается, что бы ты ни делал. Красный дракон жизненного жара и белый дракон могильного холода. А уж когда они проснутся и вступят в бой – вот тогда вообще всем башням на земле придёт конец, потому что и сама земля не выдержит бесконечного распада в бессмысленную пыль непонятно чего.
    Остаётся только уповать на Бога, Который придёт и вывезет всех из эпицентра этой цепной реакции. А что же делать, пока Он не пришёл? Ждать, надеяться и смотреть по сторонам? Вероятно, следует принять собственное бессилие. Согласиться с тем, что многие вещи в мире не зависят от тебя. Счастливы те, кто может что-то делать. И бесконечные мучения испытываешь тогда, когда сделать ничего не можешь. Как же быть? Истощать себя в попытках придумать новые способы стежков, удерживающих расползающиеся края мировой ткани? Строить мосты без надежды когда-либо их достроить? Позволить Ему выбирать, в какой мост забить последний гвоздь, который не позволит мосту развалиться? А что ещё делать?






  • Разговор с богом [4]

  • Безымянный 172324