• Египет. Часть 9. Финальная

  • Куда едут бабки?

  • Я регулярно встречаю в общественном транспорте бредов питов, мужчин моей меты и прочий голливуд, сегодня на станции метро парк культуры заметила халли берри, а так же саркози, выходящего из вагона. Кого только не встретишь.

    В автобусе напротив меня сидела девушка. Я по привычке от нечего делать принялась ее разглядывать, для приличия, конечно, то и дело смотря куда-ниб еще. Но вобщем, как это бывает, через очень короткое время я поняла, что не могу отвести от нее взгляд. Мне кажется, это была красота в чистом виде. В сухом веществе, концентрат, не знаю. Тот тип людей, которым больше ничего не нужно делать, чтобы приносить пользу обществу. У нее было немного грустное и уставшее лицо, она сидела, опустив глаза, и что-то писала в телефоне. Мне показалось, что у нее непременно должня быть нелегкая судьба, ну там какая-ниб непростая семейная ситуация, или болезнь или мужчина самый последний мудак. Подругому почему-то не представлялось. У тургеневских девушек и героинь европейского кино всегда один и тот же в своем несчастии сценарий. Я прислонилась лицом к стеклу, чтобы уж совсем не позориться и иметь возмжность инкогнито любоваться ее отражением, в то короткое время когда я не смотрю на оригинал.

    В автобусе напротив меня стоял молодой человек. Я бы сказала, наверное, какой-ниб мэнэджер средней руки, видно, было, что не слишком интеллектуален. Может слесарь даже. Не знаю, простой такой парень. Но четко смазливый, куда деваться. Он тоже видимо, от нечего делать, а так же оттого что такое количесто людей в автобусе не оставляло маневра даже для движения головы, пялился на меня. Это было отчетливо видно в стекле, моем сверхоружии слежения. Но это продолжалось совсем не долго, потому что  ближайшее экстренное торможение водителя и встярска всего автобуса сместили его взгляд на эту девушку и очевидно, задали ему новую систему координат.
    Последующие несколько остановок мы были прикованы к ней уже вдвоем. Мой поток сознания состоял из горьких сожелений о том, что я бросила художку и сейчас не смогу нарисовать это идеальное лицо, губы и нос, о которых молят пластического хирурга, но тщетно, потому что такое нельзя повторить; того что она, наверное, грустна оттого, что ей досмерти надоели уже все эти люди, которые хотят оторвать кусочек от ее красоты и глазеют в тупом бессилии; а также мечты о том, что слесарь выйдет за ней на ее остановке и тут же попросит ее выйти за него замуж, сию минуту или он бросится с пешеходного моста, потому что по другому нельзя.
    Мои размышления прервал новый пассажиропоток, отпихнувший слесаря дальше вглуб автобуса, где он больше не мог любоваться моей девушкой. Но самое удивительное что он даже не пытался сопротивляться! Тупо отвернулся и стал ждать своей остановки. 
    Никогда бы не смогла его за это простить.

    Красота это самая главная из всех добродетелей.
     






  • Египет. Часть 9. Финальная

  • Куда едут бабки?