• Скажите как скачать песню PSY “gangam style” ?

  • ЗАВТРАК- лучшее начало дня! (рецепт для чайников)

  • «Appolonov-style»

    В Самару он приехал из Екатеринбурга. Хотел поступить на истфак, но попал в филологию. Танцу он ненадолго предпочел слово, а слову – юмор. Но стихия невербального так и не отпустила его. И снова он вернулся в танцы. Теперь, когда не хватает слов, он заменяет их движениями, а события описывает музыкоподражательными звуками. Он знает, как мог бы танцевать бог, и куда нужно двигать хореографию в городе на Волге. Один из победителей ТВ-проекта «Танцы без правил» Александр Апполонов «про нетанцы», про Самару и про попкорн в хореографии.

    «Appolonov-style» в телевизоре.

    - Как попал ты на «Танцы без правил»?
    - Я работаю в «Comedy Club Samara Style». Участники региональных «Comedy» периодически приглашаются на «Смех без правил». К тому моменту, когда появились «Танцы без правил», я уже побывал на двух сезонах «Смеха» из пяти. Там узнали, что я умею танцевать. Волею судеб так случилось, что первый кастинг был в Самаре и меня на него пригласили, как потом оказалось в качестве «фрика», одного из нелепых персонажей, нужных, чтобы посмешить народ. Я даже особо не готовился, пришел на кастинг невыспавшийся и неожиданно для себя прошел все 4 этапа. Из 100 участников попал в один из четырех юнитов. В каком-то отношении мне в этом помог «камедийный» опыт, т.к. помимо сугубо танцевальных конкурсов, немало было и заданий на импровизацию. Ну а потом на съемки в Москву, вместе с другими 23 участниками со всей страны. Количество участников сокращалось вдвое на каждом этапе, одна восьмая, одна четвертая, полуфинал, финал и вот я на третьем месте.

    - Ты уже не первый раз участвуешь в ТВ-проектах. Что-нибудь изменилось в тебе, с тех пор как стал чаще мелькать в телевизоре?
    - Появилось интересное ощущение, когда ты понимаешь, что все звезды никакие не звезды, а обычные люди. Узнаешь, что они также учились в каких-то институтах, жили каких-то провинциях, просто начали что-то делать, не угасать от неудач и вот достигли результата.

    - А у самого звездная болезнь не обостряется временами?
    - Нет. Больше у меня было звездности в подростковом возрасте, когда мы с коллективом ездили на чемпионаты. Я думал, вот я такой классный. На самом деле сейчас пришло понимание, что это своего рода работа. Из всего этого можно делать какой-то результат для себя, из того, что тебя показывают по телевизору, из популярности. Для кого-то достаточно просто упиваться этим, а умные люди на этом делают себе будущее. Я отношусь ко втором числу, или по крайней мере стараюсь туда относиться.

    - Люди на улицах тебя сейчас узнают?
    - Уже меньше. В тот период, когда я ездил на «Танцы», у меня были длинные волосы, по этой-то шевелюре меня и узнавали, а как постригся, все – свободен от народной любви.

    - На каком из «без правильных» проектов тебе было интереснее? На «Смехе» или на «Танцах»?
    - Результативнее для меня были «Танцы». Но интереснее для меня то, что не получилось. Поэтому я бесконечно до сих пор езжу на «Смех». 

    - То есть к поражениям ты относишься оптимистически?
    - Поражение, что в том, что в другом проекте, это не поражение, как в честном соревновании. Здесь все решено заранее, кто куда пройдет. Выстраивается своеобразная интрига, «Дом-2» такой, гладиаторские бои, если хотите, чтобы люди смотрели и переживали за судьбу героев. Я не рассматриваю как поражение свое участие в «Смехе», но и не рассматриваю как победу свое участие в «Танцах», если быть честным.

    - В каком бы еще телевизионном проекте ты хотел бы поучаствовать? К примеру, на «Дом-2» ты пошел бы в принципе?
    - Не, у меня есть девушка . Я бы в КВН с удовольствием поиграл, еще с детства хочу. Здесь по сравнению с «Comedy» можно использовать много других средств выражения в юморе.

    «Appolonov-style» в Самаре.

    - В Самаре помимо «Comedy» ты работаешь еще и в танцевальной школе имени себя. Расскажи про студию танцев Александра Апполонова и проект «Сила Беzмолвия».
    - Проект "Сила Беzмолвия" - это творческая группа, созданная на базе танцевальной студии Александра Апполонова, занимающаяся реализацией, постановкой, режиссурой различных творческих проектов. Состав "Силы Беzмолвия" изменчив, зависит от того или иного вида деятельности, - это танцоры, актеры, авторы, дизайнеры, и т. д. Наш проект и танцевальная студия – это серьезная субкультура в мире современной хореографии вообще российской, ну и общемировой. Я имею в виду ее идеологическое содержание, не значимость как таковую. Есть школы, в которых обучают танцевальным азам, технике, движениям. Они не претендуют на какую-то идеологию, философию танца, не развивают творческое начало в учениках, они просто обучают их пластично двигаться.

    - А какая идеология у школы Александра Апполонова?
    - Она проскальзывает во всех моих номерах. Это что-то понятное и непонятное одновременно. Это что-то настолько понятное каждому, близкое, и в то же время невероятно далекое и непонятное. Даже не просто потому, что я так это называю. А так и есть. Оно само таким получается. Это очень сильно, я не могу описать словами.

    - «Сила Беzмолвия» - «это про нетанцы», это про что?
    - Нетанцы - это наше особое отношение к хореографии, содержание которой не ограничивается воспроизведением танцевальных техник. Это не спорт, не аэробика, не MTV. Это хореография не только тела, но и мысли. И чувства. Это что-то большее, нежели телодвижения.
    В 2005г. мы на базе филологического факультета организовали «Силу Беzмолвия», с тех пор занимали призовые места на поволжских фестивалях, общегородских и всероссийских студвеснах. Изначально просто некуда было девать свою энергию, творчество, а сейчас все глобально, идем к определенным целям.

    - И каковы они?
    - С целями мы определились. Нужно работать в русле постановочной хореографии. Опыт подобного в виде спектакля «The tale of how», «История о том, как» у нас уже был в Бумажной Луне. Это был пробник, все кулуарно: пресса, друзья, люди, которые в этом более-менее разбираются. Все похвалили, что стало для нас поводом двигаться дальше.

    - Самара вообще – это хореографическая провинция?
    - Не бесперспективная, но все же да. Я удивляюсь, почему в Самаре так: хореография это реально то, что танцуют в клубах – «гоу-гоу», или корпоративные номерочки, в разноцветных костюмах, все пляшут, с пампушками, два синхрона, три синхрона и финальная поза. Или как альтернатива этому – хип-хоп коллективы, которые в принципе делают то же самое, но на другой базе, на акробатике: ля-ля-ля, ту-туру-ту-ту, сальто, мортальто, финальная поза, бамс. Музыку нашинковали, и никакого смысла нет. Это просто «развлекаловка», как попкорна покушать. А есть другие блюда. В Самаре их, к сожалению, практически не знают. Я из Екатеринбурга, где танцевальная культура очень развита. Там существует несколько общероссийских признанных коллективов, которые занимали места на «Золотой маске», - «Эксцентрик балет» Сергея Смирнова, коллектив «Киплинги», «Провинциальные танцы». Очень хотелось бы сделать что-то подобное и в Самаре, тем более, что эта ниша еще не занята. Люди ходят в театр – смотреть спектакли, но они не знают, что можно ходить и в пластический театр, быть свидетелями танцевальных перформансов. Танцы для них – это гоу-гоу, девочки в коротких юбках или мальчики в широких штанах. Разумеется, это связано с тем, что чисто танцами можно заработать либо преподавая их, либо танцуя с коллективом на всяких площадках за деньги. Корпоративный рынок, словом. Нужно, чтобы хореография в Самаре с этого уровня сдвинулась. А для этого достаточно, как мне кажется, сделать какой-то глобальный фестиваль, чтобы люди туда делали постановки, развивали мозг, не только тело у станков в тренировочных залах.

    - У тебя лично был пример для подражания, некий танцевальный идеал?
    - Да, еще в детстве, в Екатеринбурге. Я был в младшей группе, а этот человек, Степан Матвийчук, в старшей. Он танцевал просто бесподобно. Я же в течение 5 лет танцевал, как коряга, и только потом начал танцевать, как он. То, что я танцую сейчас, делал он. А художественное видение мира я взял у Сергея Смирнова, когда занимался в его студии. Я говорю сейчас не о стилистике танца, а об отношение к нему: что из него можно сделать.

    - Как охарактеризовать твой стиль танца? Понятно, что это не одно направление, а сочетание разных тенденций, но все же?
    - Это не то, что я делал на «Танцах без правил». Там я просто дергался под музыку, за исключением финальной передачи, где я действительно потанцевал. Я танцую на базе классического танца, модерна, современной хореографии (это еще те времена, до хип-хопа), фанка, джаза. Я интуитивно собираю движения из разных стилей по мне самому неведомому принципу, все это идет изнутри.

    - Какой-то характер танца в итоге получается? Ты можешь описать его?
    - Я делю свою деятельность на два вида: серьезная хореография и попсовая хореография. В плане попсовой хореграфии у меня очень хорошо получается то, что танцует Майкл Джексон, как самый раритет, и уже после него Вейд Робсон, ну и Джастин Тимберлейк, как ученик Вейда Робсона. Вот такой вот стиль - та-та-тики-та-та. Я это называю фанком. Но есть люди, которые считают, что это не фанк. Не знаю, как это назвать, пусть будет «Appolonov-style». А второй тип – это то, что называют contemporary-dance, – экспериментальный танцевальный театр. Вообще эти вопросы меня ставят в тупик, в каком стиле ты работаешь. Даже характер описать сложно. Все, что касается танцев, надо видеть.

    - По жизни ты скорее солист или командный игрок?

    - Я больше солист, конечно, но сейчас я живу в одном большом «дуэте» со своей второй половиной. Хотя за последние 4 года я стал на удивление социален. Раньше я вообще ни с кем не общался, у меня даже друзей практически не было. А в Самаре как-то все это появилось.

    - Среди твоих любимых изречений много цитат из Ницше. А у него есть «танцующий бог». Так вот, если бы бог танцевал, каким бы был его танец?
    - Предсмертный такой. У Кастанеды это было: «Делай все, как будто ты делаешь это последний раз в жизни». Предположим, ты знаешь, что сейчас умрешь. Ты можешь либо горевать, либо оторваться на полную катушку – это и есть твой последний миг, это и есть твоя жизнь. Вот так бы станцевал бог. А что бы он станцевал – без разницы, хоть танец живота. Но было бы видно, что это есть все, абсолютное единение с миром.

    - Если бы человечество не изобрело ни танцев, ни юмора, чем бы ты тогда занимался?
    - Чем угодно. Я вообще много чем в жизни занимался, даже писательством пробовал. Я бы, наверное, книгу написал. Хотя нет, я бы занимался кинематографом, сто процентов!
    - О чем бы твое первое кино было? Про любовь?
    - Вряд ли. Типичная борьба личности и общества, но нестандартно поданная, как «Бойцовский клуб».

    Беседовала Оксана Анищенко. «Самара и губерния»






















  • Скажите как скачать песню PSY “gangam style” ?

  • ЗАВТРАК- лучшее начало дня! (рецепт для чайников)