• Безымянный 222304

  • My Top 100

  • 21.06.1941. Кисловодск. Камни.

    Эта фотография, а вернее сказать фотокарточка, сделана ровно 70 лет назад, на ней запечатлён последний мирный день моей Родины.

    ...В это время где-нибудь в Одессе отдыхающие загорают на лежаках под зонтиками, наблюдая как их дети купаются в море. На Кубани крестьяне взращивают хлеб, а с железнодорожной платформы разгружают новенький трактор. В Москве, столице нашей великой страны, выпускники школ танцуют в парках, на эстраде играет духовой оркестр. В Ленинграде граждане совершают прогулки на катерах, мальчишки-сорванцы, дети рабочих-путейцев катаются зацепившись за трамваи. На Невском в кинотеатрах третьим сеансом идёт новая лента Ленфильма - «Маскарад» с Николаем Мордвиновым в главной роли. Все счастливы. Солнце нежно ласкает кожу. Старички в Летнем Саду кормят голубей. Цветёт сирень. В новом советском городе Выборг молодая пара - лейтенант и его любимая девушка, комсомолка, выпускница педагогического института играют свадьбу, из патефона звучит голос Утёсова...

    А в Кисловодске молодая девушка со своим спутником, молодым военным фотографируется на Камнях. Все ещё хорошо! Все ещё живы, у всех есть свои планы на жизнь, на ближайшее время. А подпись на фотографии как оттиск былого, как приговор гласит: 21.06.1941 года. А завтра была война!

    Девушка на снимке это моя бабушка Ларенкова Наталия Алексеевна, на снимке ей 28 лет, столько же, сколько и мне сейчас. Молодой человек - её жених Станислав, я не знаю, кто он, я не знаю его звания, знаю только, что бабушка называла его Стасик... С войны Стасик не вернулся... Как не вернулись еще около 30 миллионов граждан Советского Союза.

    Всего через несколько часов привычная мирная жизнь закончится, Стас уйдёт на фронт, а бабушка сядет в поезд и поедет через подвергающиеся фашистским бомбардировкам территории, в родной Ленинград, даже не догадываясь, что менее чем через три месяца замкнётся смертельное кольцо Блокады.

    Она не эвакуируется. В течение всей Блокады она будет трудиться на Кировском заводе, всего в четырёх километрах от линии фронта, выпуская танки для обороны осаждённого города. Зимой 1941 года дом, в котором она жила, рядом с Кировским заводом, будет разобран на дрова, бабушку переселят в комнатку в коммуналке на Гражданской улице, в доме №7, около Сенной площади, где она проживёт всю оставшуюся жизнь. Впереди будет сплошная череда смертей родных и близких людей. Дом напротив будет до основания разрушен фугасной бомбой, но больше всего её потрясет нелепая гибель подруги, попавшей на улице под танк. А ещё она всегда будет помнить трамвай, в который она не успела сесть, в него попадёт немецкий снаряд, и она, ехавшая на следующем, будет выносить из него тела убитых.

    Трамвай попавший под обстрел

    А потом бабушка познакомится с моим дедом Александром Томасовичем Эсбергом, который командовал партизанским отрядом под Нарвой, что, по-видимому, в современной Эстонии считается военным преступлением. Вся его семья вымерла в блокадном Ленинграде.

    И почти через четыре года после того как была сделана фотография в Кисловодске, через четыре страшнейших года войны и Блокады, 30 июня 1945 года на свет появится мой папа Ларенков Виктор Александрович. Имя котором его нарекут, будет олицетворять тот великий подвиг нашего народа, за который пришлось заплатить всем гражданам СССР, заплатить страшную цену.

    Но вернёмся к 21.06.1941 года. Это железнодорожный артиллерийский транспортер ТМ-1-180

    Железнодорожный артиллерийский транспортер ТМ-1-180

    Именно на таком орудии на момент начала войны служил другой мой дед, 22-летний Сухорученко Иван Михайлович (в следствие ошибки паспортистки, фамилия деда лишилась русского «-ов» и стала на звучать на украинский манер «-ко»). С этим или другим точно таким же орудием он, отбиваясь от лавин вражеских танков, отошёл из эстонского города Палдиски (Балтийский порт - рус.) сперва в Таллин, а потом в Ленинград.

    В Ленинграде орудие деда вело ежедневный обстрел нацистов, с позиций около ст. Сортировочная. Так получилось, что неподалёку от этого места на улице Фарфоровской в семье железнодорожного инженера жила моя бабушка на тот момент Красильникова Вера Гавриловна, где-то там они и познакомились.

    В июне 1941 года бабушке было 18 лет, она закончила первый курс Горного института, но тут началась война и стало не до учёбы. Молодой человек с которым она встречалась ушёл на фронт и погиб в первый же год войны. Днями и ночами бабушка, вместе с другими ленинградками дежурила на крышах домов и тушила зажигательные бомбы.

    Лично я даже представить себе не могу, как человек изнурённый голодом, получая по 125 граммов хлеба, наполовину состоящего из целлюлозы, может работать на заводе выпускающем танки Т-34 или прыгать по крышам и рискуя жизнью тушить «зажигалки». Нам, мягкотелым жителям мегаполисов, не понять на какую внутреннюю мобилизацию способен человек в условиях тотальной войны.

    Блокадный паёк

    Я думаю, что бабушке помогал своим пайком мой дед. И ужасаюсь от мысли, что было бы если бы у неё хотя бы раз украли продуктовые карточки. Помню рассказы бабушки о Блокаде. Помню, как от этих рассказов слёзы на глаза наворачивались. Я не мог осознать, как могла бабушкина тётя от голода решить напиться машинного масла и напоить им двух своих маленьких дочерей, отчего они все умерли. Я многого не мог понять. Я не знаю каков на вкус суп из столярного клея, но после этих рассказов я, как и многие мои друзья чьи бабушки и дедушки пережили Блокаду, стараюсь доедать всё, что есть на тарелке, пусть даже стол ломится от различных яств, а я ем бомж-пакет.

    Когда кольцо Блокады прорвали, когда пружина войны доведённая до предела в сторону Сталинграда разогнулась и со всей мощью солдатского сапога Советской Красной Армии ударила гитлеровцев под зад, мой дед со своим орудием гнал нацистов до самого вражеского логова. Он закончил войну 9 мая 1945 года в германской Восточной Пруссии, в городе Пиллау, сейчас это город Балтийск, Калининградской области. А его родной брат пропал без вести в 1941 году.

    Я бесконечно признателен своим дедам и бабушкам, и всем нашим солдатам Великой Отечественной войны за то, что на фотографиях после 9 мая 1941 года снова можно видеть счастливых юношей и девушек, за жизнь и свободу!

    Спасибо Вам! Вечная слава героям, вечная память павшим!

    Вечный огонь


  • Безымянный 222304

  • My Top 100