Соц сети

03.11.2011

5



  • Безопасность или развитие – или – Травматик учится отдыхать. Часть 1

  • Не убивай меня, мамочка!

  • Интро
    1
    2
    3
    4

    Около 10 вечера я лег в кровать молодым юнцом, а проснулся уже в кресле лаборатории в своем настоящем возрасте. На этот раз погружение прошло на удивление аккуратно и гладко. Я оделся и посмотрел на часы - было около половины седьмого вечера. Этот сдвиг по времени пока немного не укладывался у меня в голове, примерно такое чувство возникает у человека при перелете на большие расстояния со сменой часовых поясов.
    Мартин принес мне стакан минеральной воды, измерил мою температуру и давление. Все было в норме. Я собирался уходить, но профессор напоследок по-дружески похлопал меня по плечу и сунул в руку чек с моим вознаграждением.
    - Завтра в десять, - сказал я, и, не дожидаясь ответа, закрыл за собой дверь.

    Выйдя на улицу, мир снова предстал для меня с другой стороны - я вдруг прочувствовал на себе городскую серость, задумчивые взгляды прохожих, какую-то бесполезную суету. Такое чувство, что я попал абсолютно на другую планету. Захотелось прогуляться и подумать. Я шел и смотрел на лица людей – ни один из них не улыбался, и постепенно мое лицо становилось таким же аморфным, хотя в голове все еще жили детская суета и непринужденность. Я молча зашел в квартиру и сел за стол в кабинете. Ничего не хотелось делать, даже думать – я сидел и тупо смотрел в одну точку перед собой. Спустя какое-то время в комнату вошла Аня и спросила, что случилось. Я медленно встал, обнял ее и сказал, что скоро вернусь..

    На улице поднялся сильный порывистый ветер, вряд ли кто-то пойдет гулять в такую погоду. Но я шел не гулять, а поговорить, поговорить с единственным человеком, который мне дорог больше всего на свете.
    Я доехал до кладбища за полчаса. Быстро пройдя по узким тропинкам до маминой оградки, я сел на лавочку и тяжело вздохнул. Смотря на каменное изваяние, внутри меня определенно не укладывался тот факт, что завтра я вновь увижу маму, которой на самом деле уже нет. От холода по телу побежали мурашки. Хотелось курить, хоть я никогда раньше этого не делал.

    Солнце шло на посадку, надо было возвращаться домой. Во дворе, проходя мимо помойки, я увидел двух дедков, копающихся в мусоре. Они довольно разбирали чей-то хлам и не брезговали допивать пиво из выкинутых бутылок. Меня при виде этой картины чуть не вывернуло. Я подошел и дал одному из них тысячу рублей. Они пару секунд переглядывались между собой, а потом дед буквально вырвал ее из моих рук. Я кивнул головой и пошел дальше, хотя знал, что они и дальше продолжат свой ночной помоечный рейд.

    Жена приготовила ужин и радостно встречала меня в прихожей. Я по классическому сценарию поцеловал ее в щеку и молча пошел поглощать ужин. Единственной фразой за весь вечер была: «А где у нас соль?». После такого «общения» Аня посидела со мной еще несколько минут и, обидевшись, ушла спать. Дожевав все, что можно было съесть, я выпил до кучи пару таблеток от головы и вновь вернулся в кабинет. Спать не хотелось совсем. Ради интереса я достал свою копилку и вскрыл ее. На стол выкатилась куча мелочи и несколько банкнот. Среди денег была и та трешка, которую я отдал девушке. Я с ухмылкой еще раз про себя прокрутил этот эпизод и убрал все деньги назад.
    По телевизору гоняли избранные эпизоды Дома-2, новые испанские сериалы и еще какую-то чепуху, толком смотреть было нечего. Я взял почитать с полки старый детектив и под него крепко уснул.

    Утром все встало на свои места. Я извинился перед Аней, правда, теперь она молчала в отместку мне. Съев несколько тостов под кружку горячего кофе, я выбежал из дому на работу.
    Я пришел одновременно с профессором, он как раз отпирал дверь. Я, улыбаясь, поздоровался. В ответ он не очень весело произнес:
    - У нас не так все гладко. Мне утром позвонили и сообщили, что аренда помещения заканчивается через неделю, а аренда всех приборов лаборатории тоже встанет в копеечку. Боюсь, у нас осталось не так много времени, чтобы довести эксперимент до конца.
    - Чем я могу помочь? – обеспокоенно спросил я.
    - Пока ничем. Посмотрим, может, мне придется заложить дом, и тогда я выгадаю еще какую-то сумму.
    - Что Вы, не стоит идти на такие жертвы, - пытался остановить его я. - Это всего лишь..
    - Всего лишь 15 лет моей жизни, молодой человек.
    Он открыл дверь, и мы зашли внутрь.
    - Но объясните, - одернул его я. – Кому-то ведь изначально это все было нужно?
    - Нет, это мое собственное изобретение, - сказал он, пристально посмотрев на меня. - А мы сотрудничали с институтом мозга, все их проекты заморожены. Не знаю, к чему это приведет, но я буду идти до конца. Давайте продолжать, хватит о грустном.
    В кабинет зашел Мартин с отлежанной красной щекой и взъерошенной прической. Бедняга, видимо провел ночь на работе.. Он чем-то напоминал мне меня самого, когда я только устраивался на свою первую работу – увлеченный и расторопный, неуклюжий и талантливый. Он подготовил мне рабочее место, и я покорно уселся, стараясь максимально расслабиться..

    Вновь заиграла «Пионерская зорька». Программа была той же - мама, ванная, завтрак. Но что-то было не так. Я решил взять с собой денег и увидел, что их нет. Только горстка мелочи лежала на дне копилки. Я набрал крупными монетами рубль и вышел на улицу. Программа на сегодня пока не была определена, поэтому я направился в парк. На скамейке уже стоял магнитофон, и Леонтьев пел нам про зеленый свет. Я поздоровался с Вовкой и сел на лавку. Он прыгал вокруг меня как монах из монастыря Шао-Линь, корча дурацкие мины. Так продолжалось минут пять, пока я не выключил магнитофон.
    - Ты чего?? Знаешь, сколько он стоит? В жизнь не расплатишься.. – зашипел на меня Воланд.
    - Да ладно тебе, с тобой только штаны тут протираем, - начал успокаивать его я. - Давай лучше рванем куда-нибудь. У меня рубль есть.
    Вовка начал гоготать и показывать на меня пальцем:
    - Путешественник, тоже мне, ха! Куда ты на рубль то уедешь?
    - Ну, за город можно.. – замялся я. - Или в Ленинград электричками.
    - Не, спасибо, я на такое не подписываюсь. Ты бы лучше шмотки себе нормальные купил, прежде чем в таком виде куда-то ехать.
    Я осмотрел себя. Красный галстук можно было свернуть и запихнуть в карман, но школьная форма все равно бы выдала меня. Идея с поездкой отпала сама собой.
    - Лады, - сказал Вовка, - Пошли на аттракционы сходим, раз делать нечего.

    Он взвалил на плечо свой маг, и мы мирно поковыляли в парк Горького. Со стороны наша колоритная парочка выглядела более чем смешно - пионер в белоснежной рубашке и красном галстуке и отдаленное подобие ямайского джа с магнитофоном на плече. У многих уже были кассетные устройства, но Володька то ли ввиду патриотизма, а скорее всего, из-за отсутствия денег на новый, таскал старый отцовский бобинник, который, тем не менее, отлично звучал.
    Пока мы шли, Вовка травил пошлые анекдоты, рассказывал мне о том, что Рейган планирует скинуть на нас атомную бомбу, а также, обтекая слюной, взахлеб тараторил, как он смотрел у друга фильм на крутом импортном видеомагнитофоне. Ему было 15, и, несмотря на свою диковатость, была видна его образованность, хотя изредка от его рассказов несло откровенной ересью. Интересно, сильно ли у него вылезут глаза, если ему показать iPhone или любой современный мобильник? Правда, в то время люди удивлялись всему, что привозили из-за границы, начиная от жвачки и заканчивая бытовой техникой, и так же, удивляясь, все раскупали за любые деньги.

    У входа в парк стоял киоск с мороженым, и две симпатичных девчонки примерно нашего возраста покупали себе эскимо. Одна из них украдкой посмотрела на меня и улыбнулась, а я это заметил. Мы прошли мимо, не останавливаясь, я пару раз оглянулся ей вслед, а Вовка продолжал втюхивать мне очередную порцию белиберды. Так и пролетал день – мы двигались перебежками от одного аттракциона к другому, спуская мои деньги; Вовка все бубнил, а я взглядом искал ту девчонку с мороженым.

    Накатавшись вдоволь, мы присели на скамейку перевести дух, как вдруг Вовка дернул меня за рукав и крикнул: «Бежим!».
    Из телефонной будки в нашу сторону выбежал парень лет двадцати в кепке и сером клетчатом костюме. За ним бежали еще четверо крепких ребят и кричали что-то нам вслед. Магнитофон в руке не давал возможности оторваться и через полминуты нас повалили на землю.
    - Ну что, Воланд, так и будем бегать? – спросил незнакомец в кепке и ударил Вовку в нос.
    Другой парень ударом ноги сломал маг. Вовка скрючился от боли и прокричал:
    - Неееет, Макс, я верну, обещаю, скоро верну!
    Я дернулся помочь, но Вова отрицательно покачал головой в мою сторону.
    - Последний день тебе даю, понял? – сказал бугай, раздав напоследок подзатыльники нам обоим.
    Как только они скрылись, Володя бросился к магнитофону, но тот был разбит вдребезги.
    - Отец меня убьет, - печально сказал он, ковыряя громадную трещину на корпусе, точнее на том, что от него осталось.
    С носа у него текла кровь, а вид теперь был явно не командирский. Я побежал к киоску за льдом, чтобы остановить кровотечение. На месте никого не было, но сбоку две девчонки, которых мы тогда видели, что-то бурно обсуждали. Я подскочил к ним и наглым образом попросил платок. Та, что обменивалась со мной взглядом, уже было собиралась помочь, как ее подруга возразила:
    - Гражданин, а здравствуйте, а извините..? И вообще, как Вас зовут?
    Я опешил и только собирался начать разговор заново по всем правилам моветона, как вторая протянула мне платок и сказала мне:
    - Меня Олей зовут, оставь платок себе.
    Я так ничего и не сказав, сорвался назад к Вовке. Тот сидел и ревел. Высморкавшись в платок и вытерев кровь, он гордо протянул его назад мне.
    - А теперь рассказывай, - буркнул я.
    - Что рассказывать? Это Макс, я ему денег должен за карты. Если не отдам – хана.
    - И много должен? – продолжал спрашивать я.
    - 150 рублей.
    - Сколько??? – я офонарел, когда услышал эту сумму. Даже для взрослого деньги были нешуточными.
    - Да, вот так. И теперь мне лучше повеситься, - начал он истерить снова.
    Я думал, как его выручить. Таких денег мать мне вряд ли смогла бы дать. Заработать за день? Тоже нереально. Остаются только нечистые методы. Ограбить кого-то я вряд ли бы смог - рука бы не поднялась, обжулить тоже. Я реально не знал, что делать.
    - Вот что, - после паузы сказал я, - тебе надо уехать. Уехать до тех пор, пока не найдешь такие деньги. Потом сможешь отмазаться. Сейчас иди домой и проспись. Завтра утром встретимся в парке, я попробую найти хоть какую-то сумму.

    Я пошел в сторону выхода. На скамейке сидела Оля, уже одна, без подруги. Я хотел поблагодарить ее и отдать платок, но, нащупав в кармане кроваво-сопливую массу, решил воздержаться и вместо этого сказал:
    - Спасибо за помощь! Моему приятелю стало плохо, Вы меня спасли.
    - Можно на ты, - звонко рассмеялась она.
    Мы болтали примерно полчаса. Я узнал, что она живет на Полянке, а сюда часто заходит с подругой, когда нет уроков. Так, слово за слово, видя мою растерянность, она сама пригласила меня проводить ее в сторону дома. Я же на самом деле все это время пытался придумать, как помочь Вовке. И тут меня вдруг осенило! Я вспомнил про эпизод, когда обнаружил в кармане телефон и деньги. Лазейка программистов? Неясно. Это могло, конечно, и не сработать, но попробовать стоило. Я подпрыгнул на ходу и от радости чмокнул Олю в губы. Она была слегка ошарашена моими действиями, но не подала виду.
    Я довел ее до большого дома сталинских времен, здесь она, видимо, и жила.

    - Ты что делаешь завтра? – наконец проявил инициативу я.
    - Учусь.
    - А после? – не отставал я.
    - А после посмотрим, - парировала мне Ольга.
    - Давай в кино? Буду тебя ждать у памятника Пушкину в два, идет?
    - Договорились, - белоснежной улыбкой засветилась Оля.

    Сейчас я не думал ни о чем – ни о том, что мне на самом деле далеко за тридцать, ни о том, что дома ждут жена и дочь, мне хотелось снова побыть юнцом, который только начинает жить в этом большом мире. Мы попрощались, и я пошел домой, прикидывая, где смогу откопать в наше время за вечер 150 советских рублей.

    (с) Василий Twisterrrrr Бутин




























































  • Безопасность или развитие – или – Травматик учится отдыхать. Часть 1

  • Не убивай меня, мамочка!